Темные желания

Размер шрифта: - +

Глава 11

«Ваша память — это монстр. Вы забываете, она нет. Она все копит в себе. Она сохраняет все это для вас, она прячет это от вас, — она сама решает, когда излить на вас все, что накопила. Вы думаете, вы имеете память, — нет, это она имеет вас». Джон Ирвинг. 

Проснулась я от поцелуев Майкла. От поцелуев моим губам. Половым губам.  Да, он вернулся. Мне этого, черт возьми, не хватало. В моем горле зародился звук, который заставил Майкла поднять голову и посмотреть мне в лицо. Его глаза сверкали, и он остановился буквально на миг, чтобы облизать губы, прежде чем продолжить. Он провел языком по складочкам, заставив мое тело дрожать. 

— Майкл, черт возьми, — вскрикнула я. — Трахни уже меня. 

Он последний раз всосал в рот нежную кожу и резко перевернул меня на живот. Войдя в меня двумя пальцами, он поцеловал мое бедро и нижнюю часть спины. Медленно и мучительно я проживала каждую секунду. И когда Майкл наконец проник в меня своим членом, заставив закричать, я почувствовала блаженство. Его тело с силой ударялось об мое, и он схватил руками мою талию, чтобы удержаться. Скользящее движение заставило нас обоих застонать, и Майкл снова и снова заставлял меня тонуть в ощущениях. Казалось, этой истоме нет конца и края. Если бы мы только могли не останавливаться. Он уперся кулаками в матрас по обе стороны от моих плеч, и вознес меня до небес. Я дико закричала, кончая. Майкл снова погрузился внутрь, в тот момент, когда я повторяла его имя, впиваясь ногтями в его ладони. 

Он никогда сразу не останавливался, и я чувствовала, как вскоре снова буду близка к этим эмоциям. Я испытывала не первый оргазм, содрогаясь в конвульсиях. Всеми чувствами я ощущала каждую клеточку в его теле так же, как и каждый мощный толчок. Майкл поднял меня на руки и повернул лицом к себе, впиваясь в меня губами и снова проникая до основания. Он кусал их и ласкал язык, а я в свою очередь не могла перестать все сильнее пускать его в себя в прямом и переносном смысле. 

— У меня никогда не будет другой, — сказал Майкл, уткнувшись в мою шею. — Никого, кроме тебя.

Тело Майкла содрогнулось, и все его мышцы напряглись. Я обхватила ногами его бедра,  стараясь еще глубже вобрать его в себя. Хотела, чтобы он остался там навечно. Открыв глаза, я увидела, что взгляд Майкла был затуманен. Я провела пальцами по его лицу и улыбнулась. 

— Кажется, я только что поняла, что ты мне нужен. 

— Лишь из-за секса? — засмеялся Майкл. 

— Только из за него, — притянула я снова его к себе для поцелуя. 

— Ты местами такая сумасшедшая, но, кажется, я долбаный фанат этих мест. 

Майкл покинул мое тело и лег рядом, сплетая наши пальцы. Я раскинула ноги, словно у меня не хватало сил свести их вместе. Мне кажется, что я всегда встречала бы Майкла с улыбкой на лице, будь даже больна или истощена. Он не знал о моем сердце наверняка, и мне нравилось это. Я не хотела, чтобы он думал, что я слаба или, еще хуже, начал жалеть. Этот человек хотел меня снова и снова. Прямо сейчас. И завтра. И всегда. Но теперь все было по-другому. Теперь были чувства, и мы оба испытывали их. Во мне бушевал такой дикий голод, словно я не видела его месяцами. 

— Сумасшедшие обычно очень умные люди, ты знал? — спросила я с улыбкой. — Поэтому они и скрывают свой диагноз. 

Я повернула голову к Майклу, и он не отводил свой взгляд. Впервые в жизни он смотрел так на меня. Словно не сквозь очки или пелену, а лишь на меня без каких либо полутонов. Я почти на мгновение перестала дышать, всматриваясь в его глаза, и заметила в синем омуте переливающие серебристые радужки, обращенные на меня. Настоящих глаз будто не было, только эти серебристые точки, и в них чувствовалась теплота. 

— Знаешь, Эс, — поцеловал он мою ладонь. — Иногда встречаешь человека, и понимаешь — мой. 

— Да, — закатила я глаза наигранно. — Рабство, конечно, клевая штука. 

— Ты все шутишь. 

— А ты все настолько серьезно воспринимаешь жизнь. 

— А что серьезно воспринимаешь ты? 

— Воду. 

— Что? 

— Воду, — чуть усмехнулась я. — Вода является важнейшим элементом в жизни человека. Потому что без воды не получится приготовить кофе. А кофе — это важно.  

«Нет лучшего приворотного зелья, чем обычный кофе, сваренный собственноручно. Когда мужчина его попробует, он уже никуда не денется». Софи Лорен.

Спустившись в кухню, я была счастливая. Мои волосы находились в беспорядке, и я собиралась принять ванную сразу после того, как выпью кофе. Долорес сидела и искала что-то в ноутбуке, и как только увидела меня, закрыла крышку, и я заметила нервную улыбку на ее губах. 

— Доброе утро, — поцеловала я ее в лоб. — Как дела? 

— Доброе оно только у тебя. 

— Знаешь, — включила я кофеварку. — Ты безумная, но хорошая. 

— Я ретроградный оптимист. 

— Пила кофе? — тихо засмеялась я. 

— Да. 

— Ты одна?

— Конечно, — усмехнулась Долорес. — Кому я нужна безработная?

— Всмысле? 

— Я уволилась. Не могу делать что-то в то время, когда мои мысли постоянно о Джейсе. И еще сегодня вечером я встречаюсь с ним.

— Это что, камеди клаб на выезде?

— Нет, я серьезно. 

— Ты не пойдешь к нему. 

— Пойду, — видела я внезапную нервозность. — Ты не моя мамочка. 

— Долорес, ты знаешь, что если я захочу запереть тебя, то сделаю это. 



Anastasia Savitskaya

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться