Темный факультет

Глава четвертая "Ревенант"

 

Что-то пошло не так. По крайней мере, так я объясняю темноту в глазах. В миг пол ушел из-под ног и я отпустила камень. Помню только как кто-то подхватил меня перед падением, и я отключилась.

Пришла в себя уже в больничной палате в башне целителей. Там было светло, пахло травами и лекарствами.

– Очнулась? – милая женщина в белой мантии подошла ко мне и заботливо поправила подушки. У нее была точеная фигура, длинные светлые волосы, заплетенные в косу, и живые голубые глаза. Настоящая красавица.

– Что случилось? – спросила я.

– Ты потеряла сознание. Нормальная реакция на поступление на факультет Фаркеса, – она дружелюбно улыбнулась мне и подмигнула, протягивая чашку с чем-то теплым, – Вот, выпей, полегчает… Я понимаю, ты, наверное, шокирована. Мы все шокированы. Фея на факультете некромантии… Конечно, мы не знали чего ожидать от вашего народа, но это…

Шокирована не то слово. Фейри издавна славились своей любовью ко всему живому, а некроманты...

– Значит магистр Фаркес будет моим деканом?..

– Разочарованы, Лиалия?

Василиск стоял у самой двери. Как и в прошлый раз, он подкрался незаметно, а затем перевел взгляд на целительницу.

– Настраиваешь мою адептку против меня, Лиорволея?

– Ты и сам прекрасно справляешься с этой задачей, – ничуть не смутившись ответила целительница. Какое-то время они смотрели друг на друга и воздух вокруг искрился от напряжения. Интересно, какое прошлое их связывает?

– Ранен в самое сердце, – шутливо ответил он, но целительница только фыркнула.

– Нельзя ранить то, чего нет. Это я тебе как целитель говорю.

Мне было неловко наблюдать за их разговором. Я будто подслушивала беседу родителей или старых друзей, но не могла уйти. К счастью или нет, обо мне вскоре вспомнили.

– Я пришел за адепткой.

– Лиалия в твоем распоряжении, но, как целитель, я рекомендовала бы ей меньше времени проводить в компании хвостатых некромантов.

– Сделаю все, что в моих силах, – ответил он, и я поняла – нагло врет. Во что я ввязалась?

Башню целителей покинули в молчании. К счастью, василиск никак не прокомментировал мой недавний обморок и вопросов не задавал. Тишину нарушила я.

– Церемония уже закончилась?

– Несколько часов назад. Сейчас мы идем в библиотеку, там вам выдадут все необходимые книги. Все остальное уже ждет вас в комнате. К счастью, занятия начнутся только завтра, так что ничего важного вы не пропустили.

– Спасибо, – уже спокойнее ответила я, – за то, что вернули сумку вчера. И я не хотела мешать вам… Что бы вы там ни делали.

Я не заметила, как василиск остановился и, перескочив через несколько ступенек, с размаху влетела в его спину, а затем отошла, потирая ушибленный лоб.

– Зачем эльф приходил к вам в комнату?

Вопрос повис в воздухе, заставляя сердце глухо стучать от страха. Как он узнал? И, что важнее, что мне за это будет?

– Не понимаю о чем вы… – прошептала я. Василиск обернулся. Его глаза изменились, зрачок вытянулся, а скулы покрылись тонкой вязью чешуи. Я сделала шаг назад.

– Вы врете, Лиалия. Я чувствую, как бьется ваше сердце, слышу дыхание. Я терпелив… – прошептал он, коснувшись моей щеки. Острые ногти прошлись по коже, но не ранили, – …Но мое терпение не безгранично, – в последнем я не сомневалась.

– Зачем он вам?

– Вопросы… А ведь вы всё ещё не ответили на мой…

– Я не буду помогать кому-то делать зло, пусть даже во благо. Что бы он ни сделал, я не хочу вмешиваться. Я приехала в эту академию ради своей семьи, и сделаю все, чтобы оправдать их ожидания.

– Этот эльф – ревенант. Тот, кто вернулся к жизни, одержимый целью, и готов на все, чтобы получить то, чего он хочет. Кто знает, сколько живых пострадает до тех пор, пока он свободно разгуливает по академии...

– Но вы же не знаете наверняка! Может он никому не желает зла… – возмутилась я, но василиск безразлично пожал плечами. Чешуя исчезла с его лица, глаза стали прежними.

– Его желания – не моя забота. Моя задача – следить, чтобы мертвецы оставались мертвыми и не разгуливали среди живых.

– Вы… убьете его?.. – от этой мысли я похолодела. Может камень силы и признал во мне некроманта, но я всегда буду фейри.

– Упокою. Верну к тому состоянию, в котором он должен находиться. И я настоятельно рекомендую не мешать мне.

– Но это жестоко! Он еще ничего не сделал! – василиск нахмурился, его глаза потемнели, а губы сжались в тонкую линию.

– Нет, Лиалия. Жестоко – это когда призраки сводят мирных жителей с ума, когда нежить нападает на поселения, разоряет поля, лишает провизии города, рвет на куски женщин и детей… А это всего-навсего наша работа.

Я стояла, не зная что сказать. Казалось, я потревожила старую рану василиска.

– Не смотрите так на меня, Лиалия.

– Как? – глухо спросила я.



Александра Ведьмина

Отредактировано: 20.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться