Темный исток

Размер шрифта: - +

Глава 2. Засада

С того момента, как Диана Винтерс покинула таверну, прошло больше двух часов, а я все никак не мог заставить себя уйти. За это время атмосфера в забегаловке успела перемениться, став оживленнее и громче. Естественно и народу прибавилось, притом настолько разношерстного, что перечисление каждого из присутствующих видов заняло бы никак не меньше получаса. Кое-кого из них я знал, некоторых видел впервые, но были и те, о существовании коих в природе вряд ли подозревали даже светила галактической ксенобиологии. Наличие акустического поля избавляло меня от необходимости затыкать уши, но, судя по тем флуктуациям, что происходили в зале, галдеж стоял невероятный.

Прикончив, наверное, десятую по счету кружку кесса, я, с чувством громадного облегчения, отправил инфопад в спящий режим и блаженно потянулся, на всякий случай следя за тем, как бы Мекет не материализовался поблизости. Отчего-то (а он никогда не объяснял, отчего) его всегда жутко раздражало, когда кто-то потягивался за столом. Но братец был поглощен подсчитыванием оставшихся на руках карт, так что я мог тянуться без опаски сколько душе было угодно.

Рассовав оставленные Дианой электронные предметы по карманам, включая драгоценный кредитный чип, я деактивировал защиту и, приготовившись к погружению в пучину хаоса, наконец выбрался из-за стола.

Невообразимый гвалт, нахлынувший невидимой волной, едва не лишил меня слуха, так что первые несколько секунд пришлось очухиваться, словно от удара шок-дубинкой. Только после того, как уши немного привыкли к грохоту музыки и воплям посетителей, стремящихся ее переорать, я стал разделять общую какофонию на слова и фразы. Струнный квартет, преимущественно состоящий из представителей инсектоидов-зуллан, остервенело наяривал один из своих танцевальных хитов. Кое-кто из посетителей резво отплясывал в такт музыке, большинство же занимались тем, что обычно делают представители всех без исключения гуманоидных рас, столкнувшихся в замкнутом пространстве: сметали стряпню криворукого повара, заливали съеденное горючими смесями, и далее по списку: ставки, задушевные беседы, споры, заигрывания, кто-то грозился набить кому-то морду. В общем, веселились, как и подобает цивилизованным отбросам.

Состроив каменную мину и стараясь ненароком никого не задеть, я отважно пустился в море потных и извивающихся тел, лавируя между ними, точно кораблик, заплутавший посреди астероидного поля. Переживал я не оттого, что боялся толпы. Скорей, надеялся избежать ненужных контактов с отдельными личностями, вроде тех, чьей компанией наслаждался мой разлюбезный братец. Тратить время на бесполезный треп мне было не по нутру. Я устал и смертельно хотел спать. Кроме того, из головы все не выходили мысли о планете, на которую занесло пропажу загадочной Дианы. В душе я немного побаивался обсуждать эту тему с Мекетом, хоть знал, что разговор неизбежен. Для себя же твердо решил: скажу ему не раньше, чем «Ртуть» оторвется от поверхности Семерки…

– Эй, Мозголом!

Я был на полпути от выхода, когда не услышал, а скорее почувствовал этот окрик и, выругавшись про себя, обернулся в ту сторону, где заседал мой брат. Однако мгновенно удивился, выяснив, что окрик исходил совсем не от него, а от некоей чешуйчатой амфибии неопределенного пола, сидевшей от Мекета по правую руку и махавшей мне длинной перепончатой конечностью.

– Поди-ка сюда!

Я не двинулся с места, для начала скептически изогнув одну бровь, и продолжал изучать необычную личность, внезапно возомнившую, будто имеет право называть меня Мозголомом. Подобной привилегии был достоин исключительно Мекет, да и то далеко не за просто так.

– Ну, чего уставился? Иди сюда, кому говорят! – продолжало орать через весь паб существо голубовато-фиолетового окраса с гребнем на голове и огромными глазами на выкате. Брат же все пялился в свои карты, то ли прикидываясь, то ли на самом деле ничего, кроме них, не замечая.

Пожав плечами, я решил подойти и выяснить, чего вдруг земноводное позабыло на Семерке, где нет ни одного открытого водоема.

– Чего надобно, перепонка? – Вблизи мне удалось рассмотреть, что глазищи у гуманоида были ярко-алого цвета, будто налитые кровью, нос приплюснутый и явно не раз подправленный чьим-то кулаком, а покатый лоб покрыт мелкими темными пятнышками. Глядя на меня, это чудо природы гаденько ухмылялось, демонстрируя ряд мелких, но довольно острых на вид зубов.

– Ты бы отсоветовал братцу делать новые ставки, не то к концу игры даже его поношенные штанцы принадлежать мне будут, – сказало оно.

Вернув ухмылку с процентами, я поинтересовался самым что ни на есть елейным голоском:

– А ты из них не выскользнешь?

Кто-то негромко хохотнул, но я не отводил нарочито беспокойного взгляда от быстро меняющей цвет физиономии недостаточно разумного существа.

– Что ты сказал, головастик?! – переспросило оно.

Еще немного, и амфибия накинулась бы на меня с кулаками. Возможно даже сумела бы ударить. Вот только холодное дуло мекетовского бластера, упершееся ей (или все-таки ему?) под ребра, заставило гуманоида мгновенно остыть и прижать пятую точку обратно к стулу.

– Еще раз обратишься к моему брату не по имени, я тебе гребешок сделаю в дырочку, – флегматично предупредил Мекет.

Амфибия посерела, затем торопливо и невразумительно прошамкала что-то вроде:



Роман Титов

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: