Темный исток

Размер шрифта: - +

Глава 12. Гвоздь программы

Услышав эти слова, Орра первым делом осмотрелся, не подслушал ли кто, и тут же обернулся к дочери, нахмурив брови:

– Что произошло?

– Убит, – проговорила дрожащим от волнения голосом Диана. Ее огромные темные глаза необычайно контрастировали с побледневшим лицом. Было видно, что она изо всех сил старается держать себя в руках. – В башне обсерватории… Там я его и нашла.

– Ты кого-нибудь еще видела? – спросил Орра.

– Нет. Сразу же бросилась сюда, оставив СиОБи наблюдать…

Невольно восхитившись тем, что даже в такой ситуации, Диане удавалось сохранять холодную голову, я немного подумал и проговорил:

– Убийца возможно еще в замке. Неплохо бы что-нибудь предпринять.

Отрывисто кивнув, Орра щелчком пальцев подозвал к себе, казалось, только и ждавшего того, дворецкого и распорядился:

– Найди Заппало и передай ему приказ: поднять охрану и немедленно оцепить шато. Ни одна живая душа не должна покидать пределы замка без его ведома. Ты меня понял? Никакой тревоги! Пусть сделают все быстро и без лишнего шума. Иди. – Услав Деймоса, он заявил: – Если убийца здесь, его найдут!

На мой взгляд, сказано было чересчур самоуверенно, однако, благоразумия ради, я не стал упоминать об этом вслух, и просто, в который раз за вечер, оглядел осоловевшие от празднества лица местной знати. И сразу же захотелось узнать, что здесь начнется, если вдруг гости прознают о случившемся…

Заглянув в печальные глаза Дианы, я, чудовищным усилием подавив мрачную радость, проговорил:

– Как бы паника не началась…

Оба – Орра и его дочь, – воззрились на меня с укоризной. Видно, ожидали, что весть о внезапной гибели Сивера меня хоть немного заденет. Но все, что она во мне вызвала –мысль о том, что мы на правильном пути…

Самому себе показавшись последним сукиным сыном, я поинтересовался:

– Разве я не прав?

– Все-таки, ты иногда не знаешь, когда лучше промолчать, – сказала Диана, впрочем, переняв немного моей невозмутимости.

– Попрошу Цессию занять их чем-нибудь, пока охрана прочесывает замок, – сказал Орра и сразу же отправился на поиски старшей дочери.

– Ты выглядишь чересчур возбужденным, – проговорила Диана, смерив меня подозрительным взглядом.

Как ни старался, я не сумел сдержать улыбки:

– Предвкушаю нечто интересное. Надоело мне торчать здесь без дела.

– Человек мертв, – мрачно напомнила она. – Произошло убийство. Что в этом может быть интересного?

– Зависит от контекста, – пожал плечами я. – Когда работаешь с детективом, смерть, даже внезапная, перестает удивлять.

Внимательно посмотрев на меня, Диана проговорила:

– Надеюсь, я этого никогда не пойму.

Пожалуй, это был второй раз за все наше знакомство, когда от ее взгляда я почувствовал себя идиотом.

– Так мы пойдем осматривать тело?

Диана повела меня вон из зала с его душной атмосферой и навевающей сон музыкой, снова через мрачные, увешанные портретами, коридоры к скрытому в одной из стенных ниш лифту. Мимо проносились облаченные в темно-синюю униформу стражники, но на нас они не обращали внимания…

– Ого, наконец-то чудо техники! – воскликнул я, окинув подъемное сооружение саркастическим взглядом. – А я-то переживал, что придется снова по лестнице!

Проигнорировав мои слова, Диана вошла в лифт, терпеливо дождалась, когда я загружусь следом, и нажала кнопку подъема. Дверь с негромким шорохом сомкнулась, кабинка побежала вверх, и мы остались наедине в ограниченном и тесном пространстве.

Все это время, черт знает почему, я никак не мог сдержать дурацкой ухмылки, которая так и лезла на лицо. Запах духов и близость прекрасного девичьего тела кружили голову сильнее любого алкоголя. Какое там убийство, когда рядом такая красота!

Сил терпеть мою лыбящуюся физиономию хватило ненадолго. Словно почувствовав мой интерес и отстранившись, насколько позволяли скромные габариты кабинки, Диана осведомилась:

– Ты что, пьян?

Несколько секунд всерьез поразмыслив над ее предположением, я ответил:

– Если и так, то совсем чуть-чуть. Твой отец угостил меня вином. Один бокал. Или два? Честно говоря, я даже не помню…

Я снова улыбнулся. Диана не оценила.

– Все ясно, – хмыкнула она и недовольно скрестила руки на груди.

Такая реакция мне не очень-то понравилась, так что я уточнил:

– Что именно?

– У Цессии есть привычка добавлять в боиджийский агарисс тертые семена едкого папоротника, – сообщила она. – Сестра считает, это придает фруктовому букету особый изысканный вкус, что, как по мне, – чушь полная!



Роман Титов

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: