Темный исток

Размер шрифта: - +

Глава 19. Сверхновая

– Нет!

Этот внезапный вскрик потряс меня до глубины души, ибо принадлежал Аргусу, и, если бы не тот факт, что я со все возраставшей скоростью несся навстречу собственной смерти, я непременно поразмышлял бы над причинами, его вызвавшими. А так только падал и вопил, что было мочи, мысленно проклиная самого себя за приступ кретинизма.

Стоило признать, прыжок в пропасть с моста был далеко не самой удачной из моих идей, но на тот момент я пребывал в состоянии, граничащем с психозом и потому не мог адекватно оценивать ситуацию. Наверное, следовало все же сдаться, а уж походу продумать план нового побега. Однако я решил действовать, доверившись собственному чутью, а оно изо всех сил вопило, что иного способа избежать пыток мне не дождаться. Затем и сиганул.

И все же… пока падал, я успел дать себе клятву: если каким-то чудом выживу, больше никогда так опрометчиво поступать не буду!

Пролетев около сотни метров (а то и больше), я не без некой извращенной формы облегчения отметил, что дна по-прежнему не видно. Это дало мне возможность вспомнить о том, кем меня все это время пытались выставить и попытаться как-нибудь выправить на первый взгляд безвыходную ситуацию, в которую сам себя и загнал. Во конце концов, Тень помогла мне там, наверху. Так почему бы не попробовать призвать ее на помощь снова? К примеру, попытаться сделать так, чтобы падение замедлилось, а может быть даже и вовсе прекратилось? Умудрялись же как-то древние лейры парить в воздухе, вопреки силе притяжения!

Одна загвоздка: ящик-то захлопнулся! А как заново достучаться до его жуткого обитателя я понятия не имел.

Вместо этого, мне в голову пришла идея воспользоваться снятыми с тела убитого стража наручами и активировать силовой клинок, чью восхитительную способность с легкостью разрезать стенки конденсаторов успел во всей красе продемонстрировать Ди.

Под энергетическим лезвием, острее скальпеля хирурга, прозрачный материал, похожий на пластик, плавился, точно масло под раскаленным ножом. А посему я, не мудрствуя особо, вдавил кнопку активации и вонзил вырвавшийся из наручей клинок в ближайшую колонну, мимо которой так удачно пролетал.

Этот странный полуполет-полупадение оказался тем еще аттракционом. С неимоверным трудом умудрившись загнать собственные вопли за плотно сомкнутые губы, я мысленно молился каждому из известных во Вселенной богов, лишь бы мой спуск не завершился фатальным превращением в кровавое месиво на дне проклятой шахты, до которого, казалось, было еще лететь и лететь.

С жутким, раздирающим перепонки скрежетом клинок взрезал стенку колонны, существенно замедляя мое, ставшее теперь отчасти контролируемым, падение. Сам механизм наручей выл от перенапряжения, грозя в любой момент выйти из строя. Это стало своеобразным звоночком для моего сознания, никак не готового к безвременной встрече с предками. Необходимо было немедля что-то предпринять. Одна беда – вблизи не наблюдалось ни единого подходящего пандуса или уступа, чтоб постараться перескочить на него или хотя бы ухватиться.

Не даром говорят, перед лицом смерти уверуешь во все что угодно.

Я никогда не отличался особой религиозностью взглядов, а потому жил согласно своему собственному своду неписаных правил, отчасти навеянных мышлением Мекета. Мышление это не подразумевало наличие какого бы то ни было высшего разума, неусыпно следящего за моими поступками, но неизменно отталкивалось от принципа, утверждавшего, что каждому в итоге воздастся по заслугам. При этом, Мекет никогда не упоминал, от кого конкретно падет на провинившегося заслуженная кара. Я же додумал сию сентенцию по-своему, предположив, что сама Вселенная – это нечто большее, чем просто пространственно-временной континуум, управляемый набором физических законов. Для меня Вселенная стала синонимом Бога, которая точно определяет в какой ее точке ты должен находиться и с какой целью. Эта цель и место всегда абсолютны. Ты там, где должен быть. И делаешь то, что должен. В особенности это имело смысл, когда смерть дышит в затылок. В такие моменты быстро приходит понимание: либо тебе конец, либо еще можно найти способ все как-то исправить.

И чаще всего, те, кто выбрал второй вариант, неизменно этот способ находили.

Стоило пропустить мимо себя еще с десяток-другой метров казавшейся бесконечной шахты, в поле зрения появилась небольшая и крайне неприметная платформа площадью где-то метр на метр. Эта платформа являлась чем-то вроде гидравлического подъемника для персонала техобслуживания станции, но вряд ли хоть когда-то использовалась по назначению. Да меня это и не волновало. Вся ее прелесть заключалась лишь в расположении относительно моего местоположения. Конкретно – на расстоянии вытянутой руки. Чего, само собой, было вполне достаточно, чтобы, если как следует прицелиться, перепрыгнуть на нее во время спуска.

Соображать пришлось быстро, чтобы чувство страха не успело внести свои коррективы…

Сделав один глубокий вдох, я выждал, когда расстояние между мной и платформой сократится до необходимого, после чего уперся ногами о гладкую колонну и рывком оттолкнулся назад.

В этот момент могло произойти все, что угодно.

Я мог не рассчитать силу прыжка и не дотянуть до платформы, мог промахнуться мимо нее и полететь вниз, а мог бы наоборот перестараться и сигануть так, чтоб перемахнуть платформу и врезаться в колонну напротив…



Роман Титов

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: