Тёмный Лес

Размер шрифта: - +

ЯНВАРЬ. Третье «Дерево»

Когда Зак вернулся из Будапештской зимы в вечное пекло Хаоса, у него некоторое время кружилась голова. В носу пузырилась кровь. Услужливый Тамир протянул Заку кусок бумаги, чтобы тот мог промокнуть ею нос. Каролина стояла в стороне и, скрестив руки на груди, наблюдала за сценой.

Она не могла подойти ближе, потому что опасалась сделать только хуже, а Зак решил, что причина в неприязни к нему.

― Подобные припадки ― это нормально для тебя? ― Тамир явно не знал, как поделикатнее спросить о приступах Зака.

― Я уже видела, как однажды он вырубился, а потом начал говорить про какую-то лягушку в обгоревшем лесу.

Закария не был уверен, что может рассказать этим двоим про то, свидетелем чего становится из раза в раз. Он ещё не до конца убедился в том, что это не галлюцинации, создаваемые его травмированным разумом.

Не хотел признавать, что для галлюцинаций слишком много странных совпадений. А ещё и чёрное пятно на руке девицы, дающее понять, что она, скорее всего, ненадолго жилец.

«На твоём месте, я бы не трепалась о таком, ― Хаос тоже поддерживала Зака. ― Тебя не поймут. К тому же, ты так и не знаешь, какое отношение к тебе имеет эта заразная девица».

― Всё в порядке. Просто проблемы с давлением, ― Зак старался не смотреть на столешницу.

Ему то и дело чудилось, словно на ней, будто на стальном столе в Приюте лежит тело, прикрытое ниже пояса белой тканью. Между ключиц тела тот самый знак, который изображён на куске кожи, завёрнутом в пластиковый пакетик.

Заку показалось, что его снова мутит. Он прикрыл рот ладонью и вскинул голову, пытаясь дышать ровно. Не выходило. Каждый вдох сопровождался гортанным булькающим звуком. Чем больше он замечал элементов прошлого вокруг, тем страшнее ему становилось.

― Успокойся, малыш. Я понимаю, как тебе жутко. Удивлён, что ты вообще держишься. В первые свои сутки в Хаосе, я ни на миг не прекращал размазывать сопли по лицу и даже начал молиться богам. Однако, что-то мне подсказывает, раньше я не особо в них верил.

Каролина молчала, изредка бросая на кусок кожи взгляд. Тот стал причиной того, что Заку поплохело. И она как можно незаметнее, забрала пластиковый пакетик и положила в карман брюк, чтобы отдать Тамиру, когда Зак не увидит этого.

Закария уже практически рыдал. Он пытался успокоиться, старался дышать. Слёзы лились из его глаз, а кровь из носа. Зак уже ни в чём не был уверен. Как можно куда-то двигаться, если будущее неизвестно, а прошлое столь ужасно, что не сулит впереди пути ничего хорошего?

― Нам нужно выдвигаться, если не хотите провести вечность на дне озера с сумасшедшим стариком, вроде меня.

Всеобщее напряжение никак не спадало. Заку не становилось лучше, потому Тамир решил отвести его в сад «подышать свежим воздухом». Каролина проводила их неодобрительным взглядом, она считала: мальчишка страдает нехваткой внимания и всеми силами пытается его заслужить. Даже такими нечестными.

Каролина не желала зла мальчику, к тому же, тот её спас. Даже пару раз. И всё же что-то в его виде порождало неприязнь. Малец что-то скрывает, он совершенно не умеет врать и не доверяет своей спутнице.

Ясное дело, о каком доверии речь, если они знакомы буквально сутки. Если за их спинами нет прошлого, а на горизонте не видно будущего. Если страшно и за каждый шаг дальше без последствий необходимо платить втридорога. А платить нечем.

Кто-то лишил их обоих всего, вышвырнул, словно мусор в мир, похожий на свалку. Каролина подошла к кровати, на краю которой оставила сумку. Если выйти через вторую дверь, а добежать до края сада и попытаться прыгнуть в воду, возможно, она уйдёт незамеченной.

Нет, она опустилась на покрывало и сложила руки на коленях. Зная, что ждёт её за барьером из тьмы, спрятанном в озере, Каролина не могла позволить себе так просто уйти. В одиночку тут не выжить. Тамиру помогала таинственная «Хаос», она же нашёптывает что-то на ухо мальчику.

Видимо, хранительница мира не особо жаловала Каролину, раз не спешила заводить с ней разговор.

«Не обижайся, маленькая выдумщица. Я не рвусь болтать с тобой, потому что тебе нечего мне предложить».

Каролина вздрогнула, когда услышала речь на родном языке. Она завертела головой в поиске говорившей. Голос определённо казался знакомым, но, как ни пыталась, не сумела вспомнить, почему.

«То, что ты сделала ― заслуживает наказания, ― продолжала невидимая собеседница (Хаос, предположила Каролина). ― Боги дали тебе необыкновенный дар, а ты использовала его, чтобы причинять окружающим боль. Что ты им пыталась доказать? Ладно, не важно. На твоём месте, я бы не пыталась навредить моим мальчикам».

― Твоим мальчикам? ― испуганно переспросила Каролина.

«Один из них одновременно с тобой попал в Хаос. Второй же мой верный подданный, заточённый со мною в этом мире».

Каролина не знала, что ответить. Начать оправдываться? Перед кем? Перед невидимой хранительницей, которую явно печёт лишь выгода?

Бездействие ― единственный выход, который видела для себя Каролина. Она тихо заверила Хаос, что ни о чём таком и не думает. Когда же на пороге появился Тамир, краем глаза женщина заметила тёмный силуэт, распростёртый на простынях.

В свете люстры, попадавшего через подобия окон, Каролина различила чёткие контуры лент, заменявших существу кожу. Угольно-чёрные, пугающие, и в то же время странным образом манящие. Протянув к ним руку, Каролина вдруг поняла, что вцепилась в покрывало и, словно ненормальная, уставилась на пустую кровать.

― Выдвигаемся.

Тамир выглядел вполне бодрым и даже пытался улыбаться Каролине.

― Как он?

Тамир дёрнул уголком губ, в его глазах поселилась тревога. Она сохранилась там на всём их пути через кряж. Каролина шла в одном темпе с понурым Зак и не сводила с него взгляда. Изредка, впрочем, она осматривалась по сторонам, чтобы увидеть множество мёртвых равнин, окружавших горы.



Keusallinen Kieli

Отредактировано: 07.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться