Тёмный Лес

Размер шрифта: - +

ФЕВРАЛЬ. Четвёртое «Дерево»

Как только Зак снова стал собой, и к нему вернулась привычная слепота, он понял, что проваляться без сознания не такая уж и плохая идея. Окружающее его пространство наполнял дезориентирующий изумрудный свет.

Из-за него в глазах Зака всё сливалось в единое зелёное пятно. Он прикрыл веки и сдавленно уточнил:

― Где мы?

Закария обнаружил себя лежащим на сером порванном плаще. Том самом, который ранее ни разу не снимал Тамир. Обычно в нём проводник хранил кусок кожи, и тот обнаружился в шелестящем пакетике в одном из карманов.

Закарию подобное напугало. Он чувствовал рубец на подсохшей ткани некогда живого существа. Зак гладил знак в виде девятки через ткань плаща и не мог остановиться. Ему было настолько мерзко, насколько любопытно: почему эти цифры его преследуют.

На каменной скамье напротив Зака сжалась в комок Каролина. Как только Закария пришёл в себя, она дёрнулась, открыла глаза и произнесла:

― Лучше спроси, как долго мы тебя сюда тащили. И кто нам помогал.

Кажется, она единственная из живых, кто находился рядом. Её голос расходился эхом, заставлял изумрудные огни колыхаться, потому говорила почти шёпотом.

― И кто же?

Каролина кивнула куда-то за спину Заку и тот осторожно обернулся. На стене здания, в котором они находились, изображалось нечто, напоминающее мумию. Множество лент, нарисованных чёрным, под которыми скрывается что-то с красными волосами или же, скорее, окровавленными.

Местами Зак различил белые пятна и птичий череп поверх черной мумии. Изумрудное освещение падало на фигуру. Складывалось ощущение, будто, чем сильнее на ней фокусировался Закария, тем более живой она казалась.

― Я не понимаю.

― Пока ты валялся в обмороке, нам помочь явилась сама хранительница Хаоса. Уж не знаю, чем ты так заслужил её доверие, но опешил даже Тамир. Она сотворила множество лент, которые буквально утащили тебя. Даже не побоялась показать своё обличие. И вот я думаю, почему с тобой таскается настолько могущественное существо? Почему ты постоянно падаешь в обмороки, принося всем только неудобства, а тебя все опекают?

Зак не знал, что ответить и потому задал встречный вопрос:

― А куда делся Тамир?

Но Каролина будто его не слушала. Она молчала долгое время. Наблюдала (её взгляд ощущался буквально физически) и пыталась смириться со своим положением. Её раздражало поведение Зака с того самого момента, когда он якобы спас ей жизнь, а потом бросил. Каждое действие этого мальчишки выводило Каролину из себя сильнее, чем неведение, заполнившее все последние дни.

― Ты что, без нянек не можешь? От тебя одни неприятности. Сначала лес и лягушка, потом пустыня с обжигающими песчинками, постоянные обмороки. Так нравится привлекать внимание? Любишь, когда переживают за тебя?

Заку хотелось спросить, почему она так злится? По идее, это должен делать он. Перед ним сидит преступница, каким-то непостижимым образом затащившая его в этот ужасный мир. Да благодаря нему Каролина вообще жива, потому что хранительница Хаоса хотела помочь Заку выбраться из своего мира. Только ему, а эта наглая женщина просто пользуется его добротой.

Впрочем, Закария не смог сказать об этом вслух. О их договоре с Хаос ей не стоит знать. Он не знал, как реагировать на поведение Каролины. Раз за разом Зак вспоминал тот допрос, и его роль там. Эти двое оказались по одной стороне баррикад, хотя раньше находились по разным.

Что, если Каролина права, и от него, Закарии, одни неприятности? Ведь сделал же он что-то такое, из-за чего загремел в этот мир, который так и жаждет кого-нибудь сожрать.

― Тамир патрулирует здание, чтобы на нас не напали, пока ты тут развалился. Не хочешь хотя бы объяснить, как твои обмороки и те странные вопросы, заданные в доме Тамира, связаны? Я, конечно, ничего не помню, и толком не понимаю. Только я не идиотка, которая не замечает скрытность своего вынужденного спутника. Мы вдвоём оказались в этом месте, совершенно ничего не помня. Нас связывают рисунки на запястьях. Тебе помогает некое мистическое существо и посланный им Тамир. Вы ведёте себя так, словно знаете то, что мне неизвестно. Ещё и ты смотришь на меня, будто я вас при любом удобном случае убью. Что ты скрываешь?

Закария надеялся на совет Хаос, потому как ему совершенно не хотелось брать ответственность за собственный выбор.

Помощь всё не прибывала, потому, тяжело вздохнув, Зак попросил:

― Успокойся. Я знаю не больше твоего.

― В самом деле? Тогда, должно быть, мне просто кажется. Правда, как я могла решить, будто такой глупый мальчишка может знать что-либо. Наверняка, виноват солнечный удар или разыгравшееся воображение.

Она поднялась со скамьи и направилась к Заку. Тот напряжённо следил за движениями спутницы и, когда та буквально над ним нависла, испуганно вжался в стену с каракулями. Тонкая рука Каролины замерла в паре сантиметров от лица Закарии, уткнувшись ладонью в каменную кладку.

― Раз уж ты ничего не знаешь, то и не боишься этого рисунка на моей руке, верно?

Достаточно сфокусироваться, чтобы увидеть, насколько мерзко выглядят чёрные разводы на коже, под которыми пузырятся язвы. Тонкая корка, напоминающая кору дерева, покрывает рисунок и уходит к плечу и запястью. Заку тошно и одновременно жутко любопытно. Перед его взором воскресают все те, кто носил такие же узоры. Все они, до единого, закончили плохо.

Если он скажет об этом, у Каролины возникнет множество вопросов, на которые у Закарии нет ответов. Вдобавок, нельзя пугать её смертью. Нельзя сеять панику, когда они практически на финишной прямой. Чутьё подсказывало, без этой женщины его возвращение и поиск правды не обернётся ничем хорошим. Нужно установить хрупкий мир, хотя бы до тех пор, пока безопасность перестанет быть лишь чем-то призрачным, что маячит на горизонте.

Знать бы ещё, как это сделать.

― Я не боюсь ни его, ни тебя.



Keusallinen Kieli

Отредактировано: 07.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться