Темный маг и отворотное зелье

14.

Уснули мы, наверно, ближе к утру, хотя Аретта почти не спала предыдущей ночью, сидя со мной. Иногда я спохватывалась и пыталась свернуть разговор, но она смеялась в темноте:

- Если беспокоишься обо мне, то не стоит. Я могу не спать несколько ночей подряд. Такая вот у меня способность. Поэтому часто дежурю в госпитале по ночам. Это тебе надо больше отдыхать, восстанавливать силы.

И тут же задавала следующий вопрос. Мы говорили обо всем: о Шиане и моем мире, о семьях и друзьях, о тысяче вещей – о чем говорят, когда случайное знакомство стремительно перерастает в более тесные отношения. За одним исключением.

Темы личной жизни мы коснулись лишь вскользь. Я сказала, что встречалась со своим молодым человеком больше года, но отношения складывались не так, как мне хотелось бы. И что, скорее всего, я закончила бы их в любом случае. Даже если бы не попала сюда.

Это было чистой правдой. Валерка был хорош собой и не менее хорош в постели, недурно зарабатывал в банке своего отца, жил в большой квартире на Октябрьской набережной и ездил на спортивном БМВ последней модели. Но все эти достоинства сводились на нет неистребимой самоуверенностью, наглостью и высокомерием. Розовые очки влюбленности сначала маскировали их под уверенность в себе и твердый характер, но как только флер начал таять, все проступило более чем отчетливо. Впрочем, в такие подробности я, разумеется, вдаваться не стала.

Аретта в ответ промолчала. Возможно, свои чувства она прятала даже от себя самой, поскольку это помешало бы в учебе. Но я-то заметила, как менялся ее взгляд, когда она смотрела на Мариса, зная, что тот ее не видит.

- Скажи, а почему девушки учатся только на целительском факультете? – спросила я, уже засыпая.

- Потому что все другие факультеты – традиционно мужские. Спи, Лана!

Когда я проснулась, Аретта уже убежала на учебу или в госпиталь. Ее постель была аккуратно заправлена и накрыта покрывалом, а на столе под салфеткой обнаружился поднос с завтраком. Вечером она рассказала мне обо всем, что касалось бытовых моментов, поэтому я примерно представляла, что делать.

Покончив с завтраком, который показался издевательски скудным, собрала тарелки на поднос и накрыла той же салфеткой. С местами общего пользования Аретта тоже познакомила мне накануне. Набросив некое подобие халата, оставленное ею, я заглянула в туалет и купальню, предназначенные для десятка комнат. К счастью, время было уже достаточно позднее, стоять в очереди не пришлось.

В купальне меня удивила большая мраморная ванна. Но даже если ее чистили магическом способом, я не стала бы пользоваться ею по прямому назначению. Просто забралась туда и помылась под краном, откуда текла чуть теплая вода. Полотенце мне Аретта дала, а вот с бельем все обстояло печально. Пришлось надеть вчерашние трусы, хотя я привыкла менять их каждый день. Надо было как-то раздобыть еще одни и стирать по вечерам. И да, выяснить заранее, как тут обстоят дела с гигиеническими средствами для критических дней. Романы о средневековье обычно обходили эту сторону жизни молчанием.

Одевшись и расчесав волосы той самой щеткой, которую Аретта дала мне в госпитале, я отправилась на разведку. Немного побаивалась, что заблужусь и не найду дорогу обратно, но язык вполне мог довести не только до Киева, но и до жилого корпуса, то есть общежития.

Впрочем, бродить без дела по коридорам оказалось не самым интересным занятием. Большинство дверей были закрыты, и я не рискнула туда заглянуть, а за открытыми ничего заслуживающего внимания не нашлось. Конечно, замок был очень красивым, но красоту эту я бы назвала несколько однообразной.

Во многих коридорах, как и в «Двенадцати коллегиях», стояли книжные шкафы. Не без удивления я поняла, что разбираю надписи на корешках. Выходило, что Мумис научил меня не только понимать и говорить, но и читать. Вот это да! Именно так мне и хотелось учить никак не дававшиеся иностранные языки.

Шкаф, который я попыталась открыть, чтобы достать какую-нибудь книгу, оказался запертым. Тогда я решила пойти в библиотеку и попросить там. Встречный первокурсник долго объяснял, как туда попасть, но уже через пару поворотов я поняла, что заблудилась, поскольку оказалась в тупике. Единственная дверь приоткрылась, наверно, от сквозняка, и я не удержалась, чтобы не сунуть туда нос.

Это было полутемное помещение с окнами, закрытыми плотными шторами. В углу на сене лежал блекло-сиреневый дракон с большими перепончатыми крыльями. Высокий сутулый юноша стоял рядом с ним, держа в руках глиняную миску, а второй окунал в нее тряпку и обтирал дракона. Заметив меня, Чевелор поднял голову и посмотрел так печально, что защипало в носу. Парни обернулись, тот, который с тряпкой, сердито махнул рукой: уходи!

Я выскользнула и отправилась в обратном направлении. И тут же нашла библиотеку. Там вчерашняя полная дама с высокой прической без вопросов дала мне книгу о замке Лагредо, сказав, что я могу забрать ее с собой или устроиться в читальном зале. Привлекать к себе лишнее внимание не хотелось, и я понесла книгу в комнату, однако коридор вывел меня на уже знакомую открытую галерею с видом на дворик-садик. Там никого не было, и я решила спуститься, благо погода стояла теплая и солнечная.

Сев на скамейку под кустом, я углубилась в книгу. Чтение давалось не так уж и легко, наверно, как первокласснику, едва освоившему букварь. Я настолько увлеклась, что не замечала ничего вокруг. Пока что-то мягкое не коснулось щеки. И тут же на страницу упала розовая пушистая кисть – цветок с запахом сливочного мороженого.



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 29.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться