"Темный Мир" Трансформация 2

Размер шрифта: - +

Глава 5. Сапфировая книга

Глава 5. Сапфировая книга

 

Могло показаться, что почти ничего не изменилось, все осталось, как и раньше. Теплый ночной туман стелется над пахучим разнотравьем, почти неслышно шепотом поют колыбельную вековые дубы, буки и платаны. На знаменитых королевских лугах Ричмонд-парка пасутся непуганые благородные олени, а на красивых обзорных площадках все так же открывается вид на высотные здания Лондона. Вот только в этих гигантах ни огонька, в окнах страшная, пугающая темнота.

В замке Наместника, не в пример древнему городу, все сияло огнями. Выглядел замок со вчерашнего дня торжественно и величественно, как никогда. Даже издалека чувствовалось дыхание грандиозного празднества, об этом говорило многое: огромное полотнище флага клана Белая Ветвь, водруженное на самом высоком шпиле и развевающееся на ветру; высокие покатые стены, десятки разнообразных куполов, величественные боевые башни-великаны, будто вставшие на охрану. Все это со вкусом подсвечивалось. Буквально с первого взгляда любому становилось понятно — на это красочное действо затрачены немалые средства, и наняты лучшие мастера своего дела. А внизу у открытых крепостных ворот невероятной толщины было смонтировано несколько огромнейших порталов, именно там стоял невероятный гвалт постоянно прибывавших гостей.

Лишьв одном помещении замка царил тихий сумрак, как и положено самому охраняемому и таинственному месту. Башня «Белого Ключа», в отличие от остальных боевых цитаделей, располагалась не на периметре крепостных стен, а в самом сердце замка, на парадной площади. Вход в нее во все времена охранялся беспрецедентно, в это средоточие знаний, мудрости и тайн пускали только по личному распоряжению Наместника. Именно здесь, в этом Замке Захвата, покорившем тысячи миров и сменившем тысячи владетелей, хранилась вторая по значимости библиотека в стране светлых эльфов. Ее охраняли тщательней, чем сокровищницу Наместника. Тем более сейчас, во время десятидневного бала, доступ в залы хранилища и вовсе были закрыт, а огни освещения притушены. Хотя нет, все же одно светлое место в знаменитой библиотеке имелось. Над огромным столом, будто специально спрятанным за самыми дальними стеллажами, горел яркий свет. Там увлеченно трудился сам Хранитель.

И как бы ни прятался этот библиотечный червь от шума и суеты, но и сюда, в это, казалось бы, укромное место, словно приливными волнами, доносился праздный рокот Большого бала. Лишь поэтому маг-библиотекарь работал со странной конструкцией на голове, собранной из подушек и шелкового кушака от халата. В чем не было ничего удивительного. В «Белом Ключе» действовал строжайший запрет Императора на использование любой маги, кроме специальных восстанавливающих библиотечных заклинаний, нарушителя оного указа неминуемо ожидала пыточная и эшафот. И только это мешало библиотекарю использовать полог тишины.

Огромный массивный стол Хранителя на первый сторонний взгляд казался каким-то нагромождением нереальностей. Несколько светящихся кристаллов-накопителей, странные артефакты непонятной формы и назначения, мигающие разноцветными огоньками и символами, большой куб из, казалось, живого жидкого металла, перемешивающегося с огромной скоростью, и еще масса сомнительных объектов. Все это нагромождение и сам Хранитель с подушками на голове совмещалось замкнутой силовой линией. А по центру этой биохаосмагической технологии в воздухе парила, видимо, когда-то наполовину сгоревшая толстая книга. Периодически этот объект реконструкции с тонким противным звуком вибрировал и даже отплясывал в воздухе замысловатые па.

Библиотекарь, который и сам светился от проходящей через него энергии, быстро шевелил пальцами рядом с возрождаемой книгой, и лишь когда она сильно вибрировала, откидывался назад, давая отдых рукам… Вблизи можно было заметить, что утраченная часть тома в мельчайших подробностях обозначена едва видимым красноватым свечением, будто у магического фолианта проснулись воспоминания о когда-то сожранной огнем плоти.

С руками напряженно работающего тоже все было непросто — от кончиков пальцев мага отходили едва видимые глазу тонкие лучики с утолщениями на конце в виде небольшой ярко светящейся бисеринки. Библиотекарь с немалой сноровкой ткача пространства нежно, но быстро прикасался кпустотевслед за уже восстановленными участками, и на месте пустотыпоявлялась материя. Так, по миллиметру, по крупинке книга и возрождалась. Почти сутки кропотливой работы подходили к концу. Эдо Эллисе едва держался, он был уже совсем рядом с триумфом и не собирался отступать, даже несмотря на показатели здоровья, тревожно пульсирующие в красном секторе. Маг скрипел зубами и, упорно превозмогая боль и усталость, двигался все дальше и дальше, к своей заветной цели.

Под самым купольным сводом башни гуляли отсветы и тени, бесстрастно взирая с высоты на все потуги старого мастера, когда вдруг от одной из них отделился значимый кусок и устремился к стене. Странная тень-перебежчик пробралась на стеллажи, а после по книжным полкам прокралась на узорное гранитное основание, неожиданно поднялась с гранита, немного постояла плоским контуром и быстро приобрела объем и цвет.

— А вот и я, — совсем неслышно прошептал Вей Трилист с веселыми чертиками в глазах и кривой ухмылкой на лице. Маг осмотрелся, в очередной раз подивившись сообразительности Хранителя и его остроумной находке — переделке библиотечного заклинания «Нетленность». Оно применялось по большей части к очень ветхим книгам, теперь же это слегка переработанное магическое творение блокировало все артефакты контроля в помещениях башни, заключая их в какие-то блестящие коконы.



Валерий Старский

Отредактировано: 28.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться