Темный остров

Размер шрифта: - +

Виртуальный мир

Я оказался дома.

Обойдя весь дом, каждый в нем угол, с ужасом осознал, что никого живого тут не было.

Совсем один?..

– Мама? Папа? Аня, вы где?! – я бегал по комнатам, как сумасшеддший, и искал их. Рядом не было ни одного близкого мне человека, и я ясно чувствовал, что в этом мире я совершенно один.

– Где же вы?! – в панике воскликнул я. Раскрыв нараспашку входную дверь, я выбежал на улицу. Там тоже не было совершенно никого.

Не было соседа дяди Гриши. Его огород оказался заросшим сорняками высотой в человеческий рост. Не было слышно вечного ворчания пожилой пары соседа через дорогу. Не слышно стрекота кузнечиков, шелеста ветра. Не слышно суетливого щебетания пролетающих прямо над головой воробьев. Я словно правда был в этом мире совершенно один… Но так ведь не может быть?..

Замер в нерешительности и безысходности и, приложившись спиной к стене нашего дома, тихонько съехал вниз, немного разорвав рукав правой руки, но мне на это было совершенно плевать. Потому что этот рукав сейчас совершенно ничего не значил…

Однако я попытался взять себя в руки и найти силы для того, чтобы победить отчаяние. Надо хотя бы попытаться понять, что происходит. Но не может же все закончиться вот так!

Прислушался. По-прежнему было совершенно тихо. Никаких звуков, кроме тех, которые издавал я.

Зайдя обратно в дом, я обнаружил, что все вещи лежат на своих местах так, словно буквально только что еще все были дома и пропали, когда я тут очутился.

Я еще немного поплутал по комнатам. Зачем-то взял кочергу и вышел на улицу. Перемахнув через невысокий и хиленький деревянный забор, я направился прямиком к дому дяди Гриши – одинокого старичка. Каждый раз, когда мы приходили к нему в гости, он нам рассказывал несколько совершенно новых и очень интересных историй из своей молодости. Что же приключилось с ним? Там ли он сейчас?

Обхватив ручку двери дрожащей рукой, я резко вдохнул воздух в легкие, надеясь успокоиться. Руки перестали так сильно дрожать. Аккуратно открыв дверь, я заглянул внутрь и позвал дядю Гришу, но никто не откликнулся.

Паника нарастала.

Тихонько зашел внутрь. Проходя вперед все дальше и дальше, мне все больше и больше не нравилось здесь. Что-то тут было не так… Как только я дошел до ближайшей комнаты, минуя коридор, услышал позади, где-то очень далеко, меня позвала Аня. Тихонько так.

Я резко развернулся и пулей вылетел наружу. Но там, за неуютными дверями пустого дома дяди Гриши, уже не было ни домов, ни заборов, ни сорняков высотой в человеческий рост. Там осталась лишь такая же пустая бесконечная дорога.

Эмоции взяли верх над разумом, и я, беспрестанно подстегиваемый паникой, бежал вперед, словно от кого-то сбегал. Я бежал куда-то вперед, совершенно ничего не соображая. Я просто несся, пытаясь сбежать из этого странного места, но, оглянувшись вокруг, понял, что не осталось даже дороги, по которой я бежал.

Быть может, я даже никуда не бежал. Просто висел в пустоте, перебирая ногами.

Где верх, и где низ?

Сквозь эту пелену безумия я почувствовал боль. Боль во всем теле, с каждым ударом сердца отдающая в виски, которые сейчас сильно сжимало изнутри. Я словно просыпался, и это было очень неприятно.

Все вокруг стало размываться. Я пытался бороться с чем-то, чего даже не видел. Словно попал в чью-то ловушку.

Я зажмурился настолько, что стали слезиться глаза, и боль стала стихать.

Когда я открыл глаза, я лежал около нашей машины. Похоже, вылетел через лобовое стекло и лежал в паре метров от нашей почти новенькой, совсем недавно купленной «Волги».

Не успел заметить, что произошло... Я просто спал в машине. Внезапно машина от чего-то резко остановилась, и я вылетел наружу, разбив собой лобовое стекло.

Я попытался встать. У меня была ушиблена нога и сильно расцарапан локоть правой руки, но кости, вроде, целы. Еще даже не успел испугаться? Для меня все снова было словно во сне. Впрочем, это сейчас уже ничуть меня не удивляло.

Так, секунду… Как я мог вылететь наружу, если сидел сзади? Всякое, конечно, бывает, но чтобы такое!

Встав, я, хромая, направился к машине, чтобы проверить, в порядке ли остальные. Расцарапанный локоть ныл все сильнее и сильнее. Из раны, не переставая, кровь капала прямо на дорогу.

Заглянув в разбитое стекло, я увидел страшную картину: папино кресло было сломано, спинка лежала прямо на нем. Из-под спинки кресла было видно лишь голову отца. Он лежал, не шевелясь, надеюсь, просто потерял сознание… Соседнее место пустовало. Ну, да, я так и думал! Наверное, я всего-навсего забыл, что сидел спереди, или кто-то переложил меня во время какой-нибудь остановки… Впрочем, зачем?

Однако, на заднем сиденье картина была не лучше. Все вещи, которые лежали у нас в салоне, теперь беспорядочно располагались между…

Этого не может быть.

Это просто невозможно!

Что за бред?!

Там, заваленный всеми нашими ящиками и пакетами, лежал я! Какой-то острый предмет, очевидно, выпавший из какого-то тюка, вонзился в мою голову прямо сквозь череп...



Соловьев Даниил

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться