Темный остров

Освободители

Когда мы вышли за пределы психополя, лаборатория Ксиана исчезла, словно она там и не стояла вовсе. Аня уверенно двинулась в какую-то сторону и пригласила меня пойти за ней.

Я все еще помнил все то, что пережила тогда Аня. И самое странное было то, что теперь я помнил даже все ее мысли в тот момент, который видел ее глазами! Ее эмоции, чувства, боль я ощущал сейчас так, словно это были мои воспоминания.

Оставшуюся дорогу я, волей-неволей, изучал разум Ани. И чем больше я узнавал о ней, тем больше я удивлялся. Как можно быть такой спокойной, когда внутри такая буря?! Мне кажется, если бы у меня в голове было то же самое, я бы сошел с ума… Бедная Анюта!

Знаете, что после этого пришло мне в голову? Мысль о том, насколько безрассудны любые, даже самые, казалось бы, серьезные ссоры между людьми, и как опасны любые негативные мысли, которые способны отдалить двух людей друг от друга. Все люди страдают, всем бывает больно и непросто!

На основании всего того, что я узнал о ней тогда, я стал еще больше ее понимать. Я даже удивился, как сильно можно понять человека, просто прожив его жизнью всего одну минуту!

На секунду мне стало понятно очень много, пожалуй, интересных и важных вещей, но я не смог сформулировать свое новое мировоззрение. Все мысли об этом внезапно пропали, и я некоторое время чувствовал себя так, словно внезапно пропал весь кислород вокруг, и я не смог дышать. Но все это было лишь в моей голове. На деле же я словно упустил что-то очень и очень важное, как воздух...

– Первое убежище было в скале, но рядом никаких скал нет, – произнесла Аня и принялась активно оглядываться. – Нужно найти что-нибудь необычное, не вписывающееся в окружающую среду.

И мы долго вот так вот ходили вокруг, искали что-то, но ничего не смогли найти.

– Может, карта неправильная? – задал закономерный вопрос я, но сзади послышался такой скрип, что я непроизвольно вздрогнул от неожиданности. Не от страха.

– Аня, Костя, идите скорее сюда, – послышался сзади меня сдавленный голос.

Несомненно, это был Сэм.

Мы развернулись, посмотрели, проверили. Да, это был он! Выглядывал из люка в земле, который был скрыт клочком искусственной земли и травы. Наверное, когда люк закрыт, его не видно на фоне остальной земли, и поэтому мы никак не смогли найти вход.

Недолго думая, мы оба направились к нему.

– Что это с... вами? – ужаснулся Сэм, когда мы подошли к нему ближе. Бедняга смотрел то на меня, то на мою сестру такими глазами, словно мы были не мы, а дикие медведи. Но больше на меня, потому что свое окровавленное пальто Аня оставила еще там, в лесу, а я так и остался выглядеть, как маньяк, или как тот, кто отважился подраться с маньяком.

– А, да так, ерунда, – махнула Аня рукой. – Волки напали.

– Как вы выжили?! – еще больше ужаснулся Сэм и быстро заморгал, вдавив голову в шею, от чего теперь нам остались видны только его глаза и лохматая рыжая шевелюра.

– Ну... Об этом потом, – многозначительно ответил я.

– А где остальные? – спросила Аня у Сэма, который к этому моменту уже успел вылезти из люка, и теперь терпеливо ожидал нас.

– Все тут, – подмигнул он в ответ. – Мы успели спрятаться здесь и, судя по всему, успешно скрыли след. С него сбился сам Часовой! Кстати, а вы... – начал спрашивать он нас, но осекся и перестал. Но мы поняли его вопрос и без этого, и не стали отвечать. Потому что и он прекрасно знал, что бы мы ответили.

Я стал спускаться вниз. Этот вертикальный лестничный проход мало отличался от прохода в убежище Сэма. Разве что тем, что он был все еще открыт, а вход в бункер Сэма безнадежно завален булыжниками.

Внизу, у подножия лестницы, меня ждали все те же битые лампочки. Но само убежище… В этом месте было много странных и совершенно левых ненужных вещей. Эти вещи были больше похожи на трофеи – желтая кружка с написанной от руки буквой «Д»; исцарапанный руль какого-то современного автомобиля; канистра со странной жидкостью непонятного назначения и происхождения; тетрадь, исписанная даже на обложке настолько, что нельзя было разобрать ни слова; отвертка с исковерканным наконечником, отчего она приобрела жалкий вид, и сама она, очевидно, уже не была пригодна для исполнения своего инструментального долга перед человечеством. Всякого хлама было очень много. В голове вертелось два вопроса: откуда у него столько, и зачем ему столько?

Мне пришла в голову мысль, что Добряк мог вернуться в свое убежище в любой момент. И от этой мысли мне стало не по себе.

– Давайте не будем тут задерживаться, – убедительно предложил я Сэму, когда мы все уже были внутри убежища.

К нам, с непонимающим взглядом, выходили из разных комнат Даша и Ваня. И тоже оба прикрыли рты, посмотрев на наш с сестренкой внешний вид. И опять они больше смотрели на меня.

– Зачем? Тут безопаснее всего, – заявил Сэм, и все, кроме Ани и меня, согласно закивали, причем, с такими же широко открытыми глазами. – Это – последнее место, где они будут нас искать. Давайте останемся здесь!

Видя невозмутимость Сэма, они тоже стали потихоньку приходить в себя. Даже не стали ничего спрашивать. Это хорошо – не хотелось больше отвечать на подобные вопросы, мне и так от нашего внешнего вида было страшно неловко.



Соловьев Даниил

Отредактировано: 30.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться