Тёмный призыв

Размер шрифта: - +

*7*

Вельда проснулась рано, выскользнув из объятий Стефана наблюдала за беспокойным сном мужа. Любимый, живой, полностью её, до последней родинки узнанный. За два года она так и не смогла до конца поверить, что вытащила его из мира Кукловода. Иногда просыпалась ночами и начинала задыхаться от ужаса, казалось, что Стефана больше нет рядом. Страшно и неправильно. Откуда-то из другой сказки, придуманной злым волшебником.

Какими же счастливыми они были последнее время. Сказка Вельды стала реальностью, а любовь воплотилась в маленького человека, растущего внутри. Вельда чувствовала, как ребёнок наполняется силой земель Фолгандов. Вероятно, малышу тоже предстоит прикоснуться к магии стихий, и Стефан станет мудрым учителем для собственного сына или дочери. Она мечтала, чтобы ребёнок был похож на мужа, вышел отражением всего, что она так любила.

Но теперь пришла тревога, тенью коснулась их счастья. И Стефан мечется во сне, мучаясь от кошмаров. Совсем как раньше, когда только-только победили в борьбе с ревнителями лика. Прошло время, она отогрела его своей любовью, излечила душу. Неужели вновь встали на этот путь, разбивающий на осколки всё хорошее, пугающий, тьмой, нависшей над землями Фолганда. Опять по краю будет ходить её любимый глупый маг, бросится в гущу битвы, спасая мир, а она за ним, до самого конца.

Вот только, есть у неё и другое важное дело в жизни теперь. Она положила руку на живот. Как спасать сразу двоих. Хватит ли сил и времени, успеет ли.

А Стефан тревожно хмурился во сне, лицо напряглось, стало таким решительным, словно он уже вступил в битву. Заметался, вскрикнув, и просыпаясь от липкого ужаса.

- Тише, любимый. Всё хорошо, - она успокаивала, гладила по плечам, целовала лицо, отчаянно нежно. – Мы справимся.

Осознавая реальность, он приходил в себя. Приподнялся в кровати, желая встать. Голова гудела, а тело ломило от озноба и слабости. Последнее забрал щит, который поставил накануне, истощил, вытянул силы. И, кажется, что-то ещё подтачивает, выедает маленькими порциями, оставляя пробои, но пока не нашёл, что именно. Пришлось откинуться на подушку, лежать и искать силу стихий, собирать по крупицам.

Прикосновения Вельды обжигали, гнали кровь сильнее, рождали пламя. Взял чуть-чуть от её огня. Позволить себе брать много не мог. Когда-то давно, старый учитель Бертран рассказывал о возможности собирать силы от людей и животных, как и от земли, воды или воздуха. Каждый человек по своей сути являлся носителем определённой стихии. Так было возможно осушить живое, открытое для поглощения, полностью. Но уже тогда, сама мысль об этом показалась Стефану омерзительной. А Бертран с ним согласился и предостерёг от подобных действий, что достойны лишь некромантов, которые были для Фолганда настолько редки, что за последние лет пятьдесят никто о них не слышал.

- Что бы я без тебя делал, - притянул к себе, обняв. – Бельчонок, - чуть касался губами её лица, трансформировал страсть в силу огня.

Не так давно он научился проделывать подобный фокус, разработал схему. Не грязные приёмы некромантов, а нечто иное, что не опустошало другого, добровольно дарящего себя. В ответ Стефан так же отдавал любовь, которая возвращалась к нему большей силой. Новый источник обнаружил маг в единении с Вельдой. И не играло никакой роли было ли это единение физическое или духовное.

Некоторое время лежали вместе. Стефан продолжал собирать по крупицам, что мог достать. С Бельчонком концентрироваться на стихиях получилось лучше – откликалась земля Фолгандов на зов мага. И Стефан чувствовал, что не только через него льётся сила. Тело Вельды внезапно оказалось чувствительным к потокам, что всегда были доступны только Стефану. Это требовало изучения и анализа, но пока все мысли обращены к последнему убийству, не до того.

Он догадывался, что в их первую ночь Вельда подписала кровью свой договор с землями Фолганда, став такой же частью магической связи, как и сам Стефан. Единение плоти послужило инициацией для Вельды. В старых книгах Бертрана были записи о женщинах, что изредка осмеливались становиться спутницами магов. Об этом он плохо помнил, не интересовался никогда, привыкнув к мысли об одиночестве до конца дней. Такие женщины, вроде бы, могли получить часть дара от своего первого мужчины, если он был магом. А Стефан не просто маг, он – Фолганд, кровавыми узами связанный с землями. Но о женщинах магах Стефан почти и не слышал, скорее байки, чем реальные факты. Необходимо обдумать.

Утро прошло в обычных бытовых делах и приготовлениях. Фолганды спустились на первый этаж и обнаружили, что Лейни готовит на кухне завтрак, уверенно действуя, ничего лишнего в движениях. Она всегда так работала – чётко, деловито и быстро. Вставала Лейна рано. Каждый день Стефан и Вельда убеждались, что им повезло с помощницей.

Служанка тут же начала рассуждать о том, какая сегодня чудесная погода, а она успела утром сходить на рынок, купить свежих продуктов и продать немного кружев ручной работы. Стефан привычно слушал вполуха, размышляя и планируя день. А Вельда с улыбкой обсуждала с Лейни общие вопросы по дому. С помощницей ей было не так тоскливо ждать мужа с работы, и часто они занимались делами вместе, так время проходило быстрее.

Завтрак Стефан заставил себя проглотить, почти не чувствуя вкуса, аппетит пропал, как происходило и раньше, когда речь шла о Кукловоде. Обычные утренние ритуалы соблюдены и можно приступать к делу. Маг вздохнул с облегчением. В другие дни они бы обговорили с Бельчонком планы на день, но он уже сосредоточился на деле. Вельда всё поняла по взгляду и не беспокоила мужа.



Иванна Осипова

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться