Темный волхв

Размер шрифта: - +

Ознакомительный отрывок

Пролог

 

Закат отцветал. Угасали краски, цвет за цветом. Алый. Карминный. Вишневый. Фиолетовый...

«Еще один день подошел к концу». – Мелихир отвернулся от окна.

В кабинете, как и всегда, был полный порядок. Бронзовые стрелки старинных часов надраены верным Талинилом до зеркального блеска. Пол вымыт, пыль протерта – на стеллажах с фолиантами, на столе, на стенах, на зеркале наиболее вероятной реальности... На новомодном агрегате под названием «компьютер». Десятилетиями сопротивлялся нижний этаж этому нововведению среднего. И не устоял...

Мелихир снова повернулся к окну. В бархате темно-синего неба горели далекие миры – звезды. Наводили на мысль: где же тот, кого никто никогда не видел? Тот, кого боятся, деланно игнорируют, почитают. Тот, кого в трактатах древности называли таким количеством имен. Тот, кого он, Мелихир, вроде бы и слышал... но всего один раз. Тот, к которому у него был свой, очень важный вопрос – о предназначении.

Но стоит только об этом подумать, как тут же что-то отвлекает!

– Заходи, – выдохнул Мелихир.

Стукнула дверь. Цокнуло по каменному полу.

Мелихир не оборачивался, он и так знал, кто вошел в его кабинет. Он знал, что будет дальше, видел эту картину тысячи, десятки тысяч раз: глаза низших, чертей и бесов, почти мгновенно меняли природный грязно-желтый цвет на беспросветно-черный. Отражали того, на кого смотрел низший – существо, казалось, сотканное из самой тьмы...

По правилам, бес должен был доложить причину своего визита. Но он почему-то молчал.

– Тема? – побрезговал Мелихир локальными правилами. Мало ли, из какой провинции низший! Кто был его прежним командиром, каковы были его порядки? Может, низшему следовало почтительно выдержать паузу?

Однако секунды шли, а бес, несмотря на принятые меры о его благополучии, продолжал молчать. А это уже удивляло.

Мелихир обернулся. В глазах низшего вместо тьмы отражались глаза высшего. Два бездонных омута невозможно яркого, светло-светло-светло-лазоревого цвета.

По сгустку мрака прошла волна:

– Говорить сегодня будешь?

– Помилуй...

– По существу. В чем проблема?

Существом проблемы оказался обитатель верхнего этажа, ангел-хранитель Эянил.

– Что хотел?

– Хочет до сих пор. Ворота адовы из-за него закрыть не можем. Бес-капитан Раджий должен был заступить на пост номер три. А он до сих пор торчит на среднем этаже – дежурит на Бородинском поле. А Эянил...

– Короче!

– Вступился не по своему праву за двух атеистов.

– Точно атеистов? Сколько лет? Как зовут?

– На вид обоим не больше четырнадцати-пятнадцати. Раньше их не видели, как звать, поняли только из их разговоров между собой. Девчонку – Ритой, парня – Даней. Обоих в списках разрешенных к жизни нет, проверили несколько раз. Эянил вступился не по праву.

– Опять!.. – колыхнулась тьма.

– Крылатого только развоплощение исправит! – Бес позволил себе пренебрежительную ухмылку.

Эянил был притчей во языцех. Этого хранителя так и подмывало заступиться за неположенные ему души. Когда-то Мелихир пристально следил за его судьбой...

Но именно сейчас, в присутствии беса, думать об этом было нельзя!

– А твое ли это дело? – вкрадчиво осведомился высший.

Низший отступил на шаг. Тем не менее еле слышно, но вполне отчетливо пробормотал:

– На верхнем только Эянилу такое и прощается. А на нижнем даже чертей отзывают, когда Эянил вступается за очередного грешника!

«Хоть кто-то вступается, – неодобрительно глянул на беса Мелихир. – После катастрофы законы для людей ужесточили, и они теперь досрочно попадают в котлы нижнего за любой разрешенный и неразрешенный чих. Сейчас уже до правды не докопаешься: нужная часть архивов сгорела, причем как на верхнем, так и на нижнем... Или их сожгли намеренно? Так или иначе, а концов не найдешь. После катастрофы пострадали все три этажа, а средний, так вообще изменился до неузнаваемости!»

Однако вслух Мелихир не сказал ничего. Потянулся к сконструированному им зеркалу наиболее вероятной реальности. Усмехнулся про себя: обитателей среднего этажа, услышь они такое название, постигло бы разочарование. Зеркало не показывало будущее, оно досконально отражало объект, его душевный настрой и ключевые моменты настоящего и прошлого. Именно из этих составляющих и при умелой настройке складывалась наиболее вероятная реальность.

...Которая в этот момент как-то подозрительно двоилась.

– Хм... – Мелихир любил загадки.

А тут пришлось повозиться, прежде чем он смог правильно настроить зеркало...

– Только не это! – Почему-то попятился бес.

Хлопнула дверь.

Высший не обращал на своеволие низшего абсолютно никакого внимания. Он смотрел на уже четкую, хоть и двоящуюся картинку.

Зеркало показывало Эю. Именно Эю, живую девушку во плоти, не ангела-хранителя Эянила, которым она стала. Эя таяла, уходя в небытие и оставалась живой одновременно. Как Эе удавалось пребывать на стыке двух реальностей, Мелихир не понимал. Зато знал другое: он, Мелихир, был обязан Эе тем, что до сих пор существует. В тот день...

 

...В тот день он, еще студент Академии Чистого Света, очнулся в теле солдата.



Евгения Максимова

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться