Тень

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глаза щиплет и мелкие раны по всему телу. 

Щиплет, жжет.

Каждый следующий шаг до знакомого крыльца все труднее. 

Всего несколько ступеней, а на то, чтобы преодолеть их ей, требуется целая чертова вечность.

Стучит в крепкую дверь и едва не падает от смертельной усталости. В дверь стучит глухо и явно не достаточно громко, что бы человек услышал. 

К счастью владелица дома человеком не является. Замок проворачивается сам, и створка медленно скользит назад. 

Выдохнув Эрида собирает последние крохи сил и переступает через порог. Тут же опутывают тепло и свет. Голоса. Тот, что болтает без умолку и второй совсем на первый не похожий. В голосах слышится разный возраст. Но они оба женские на счастье Эри. Не хотелось бы сейчас ей предстать пред мужской частью их сумасшедшей компашки. 

Не молчали бы. Крис совершенно точно отпустил бы пару колких шуточек, а с Дана станется, прочитает поучительную лекцию на тему безголовых с шилом в одном месте. 

Потому что вместо того чтоб дождаться кого-то из них, Эри взялась за дело одна. Справилась, но теперь несколько дней проволяется в кровати. 

Уже у самого края лестницы слышит торопливые шаги за спиной. Растеряно кивнув на ее: "Эри, все впорядке?" , едва не падает, вовремя ухватившись за перила. 

Элиза зовет возящуюся внизу со своими колбами ведьму и догоняет на пятой ступени, неумело подныривает под руку и обхватив поперек торса, прижимаясь к боку, помогает дойти до кровати. 

Голос ведьмы слышется все ближе и звон пузырьков тоже. Эрида уже не видит, закрыв глаза, но слышит. Слышит возьню и хороши, переговоры. А потом начинает чувствовать, когда застовляют выпить терпкую жидкость, на мгновение сковавшую горло и разнесшуюся по телу волной тепла. 

Сознание медленно уплывает в безразличную темноту. 

Вехристое светловолосое чудо скачет вокруг кровати, разводя сияющие золотым ладони над телом охотника. Ведьма же, раздраженно цикает, рассматривая многочисленные ранки, которые повинуясь магии целителя, медленно затягиваются. 

- Почему так медленно, - ведьма склоняется ниже, но не видит ничего необычного. 

- Не знаю, - растерянно, - На спине что-то мешает...

И то, что на спине заставляет Хельгу всерьез испугаться, а Элизу непонятно переспросить:

- Почему оно не затягивается?

- Сырая магия, - поясняет и скрывается за дверью, откуда доносится, - Некроманты, чтоб их! 

Возвращается спустя минут семь со склянками, наполненными чем-то густым и большим количеством повязок. 

* * *

Потолок.

Зрение возвращается медленно, словно не хотя, а на связки давит мерзкий ком. 

Первые минуты мерещатся тени на стенах, но те медленно выцветают, растворяясь. 

Перекатывается на бок, ощущая противную тянущую боль по всей спине через торс и до грудины достало. Боль столь сильная, что кажется, будто камнями били. 

Не ощущает усталости, только жажду, что кажется бесконечной. Кажется такой плотной, что вроде и ведром воды не утолить. 

Перевязь стягивает, больно давит на широкую рану на спине.  Откидывает иукой прядь от щеки, да случайно так сильно дергает, что, зашипев, жмурится и стискивает зубы.

Опирается сжавшимся кулаком о матрас, скривившись и оттолкнувшись, поднимается. Терпеливо пережидает. Ждет пока комната перестанет кружиться. 

Прежде чем за ручку потянуть, останавливается напротив зеркала и по ту сторону серебристого стекла смотрят недружелюбно. Вид такой, словно по лестнице кубарем... Длинные серебристые волосы спутаны, ру.ашка помята. 

Разглаживает жесткие складки, вовсе не для того, чтобы привести себя в порядок. Для того, чтобы хоть что-то почувствовать кроме холода под босыми ногами. 

Обхватив прохладную ручку двери и повернув, давит вниз. Отчего-то жмурился перед тем, как вывалиться в коридор, потому что ноги все еще под воздействием слабости, и распахивает глаза, ожидая наткнуться на привычно пустую стену, замирает. 

Сердце, вздрогнув, молотит как сумасшедшее, но довольно быстро приходит в норму, как от слабого испуга. 

Прямо напротив дверного проема сидит тот, перед кем совсем не хотелось бы появляться в подобном виде.

Замирает на месте, так и вцепившись в ручку, и ни назад, ни в перед., смотрит так, словно надеется прожечь в его лбу дыру. 

Поднимается медленно, как хищник перед жертвой и не отводит взгляда. Недоброго и пристального. В какой-то степени осуждающего. 

- С добрым утром, малыш, - на его губах расцветает ухмылка. 

- Не пугай меня, - просит чуть хрипло и насмешливо, - Где мат и угрозы? 

Игнорирует и поддавшись вперед, закидывает ее ослабленную руку к себе на шею. Мягко подталкивает в сторону лестницы. 

- Говорить бесполезно, - начинает было, но тут же добавляет, - А лупить ремнем, кажется, уже поздно. 

Вперед, считая половицы, а потом еще и пахнущие деревом ступени. И почему раньше не замечала? Ни запаха, ни шероэоватых необработанных краев. Или все дело в том, что спускаясь вниз, она всегда поднимала голову, ища глазами высокого брюнета? Брюнета, который сейчас осуждающе ворчит под ухом и подхватив на руки, решает видимо вовсе не рисковать, направившись по лестнице вниз.

В груди становится теплее и рана на спине уже не смертельной кажется, и она даже решает не дуться на грубость мечника.  

Сглатывает, неловко кашляет, подавившись собственными чувствами,  и ведьма, что стоит у стола, поднимает голову одновременно с целителем  и даже Дан здесь. Когда успел вернуться, ведь прошло всего... Сколько?

- Долго же ты спала, - первой подает голос Хельга. Скрипучий, совсем старческий. 



Елена Трофимова

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться