Тень

Размер шрифта: - +

Прошлое Веды. Приоткрытый занавес.

«Не стоит строить домыслов о чужом прошлом, 

а тем более жалеть человека за его прошлое.

Ведь возможно он сам не видит в нем ничего страшного».

 

 

Тур Горазд

Печать Умбры долго пылилась, но вернулось ее время. Только увидев волка, я был готов плясать от радости, работа простая, но в этом ее красота. А оборотень, если бы не знал, что Веда обычный человек, подумал бы, что она его раскусила. Да у него скрытый талант, стремление. А что я хотел, просто так она подарки не дарит, как и не помогает, надо его к себе заманить, и пусть эльфы плюются, ничего они не понимают, да красивая скульптура, да утонченная работа с проработанными деталями, но нет жизни, а ведь все дело в ней. Только вкладывая в творение себя, свою душу можно вдохнуть огонь жизни, как это делает Умбра, под этим именем ее работы знают в тайном мире…

Простота наше все…

 Нет, я просто уверен, что это будет «вкусная» кружка, эх, жаль не для меня, завидую тому, кто из нее будет пить чай или чего покрепче.

Молчит, как всегда, но раз не ушла значит, слушает и соглашается, как же я все-таки  рад ее возвращению. Эх, «дочка» задержал тебя, а еще руки мыть, руки…

Совсем маленькая для моих гномьих рук ладонь, испачканная глиной, что кожи не видать, зато все остальное всегда чистое, даже на переднике не единого пятнышка. Сначала правую, аккуратно на ощупь, так вернее, вторую, в полотенце завернуть, а теперь собрать все свое мужество и открыть…

Перебитые кисти и пальцы, конечно, срослись, но оставили следы, не одного живого сантиметра кожи, все  руки покрыты шрамами. На левой руке вместо мизинца и указательного пальца качественные протезы, двигаются под действием нервных импульсов, на правой ситуация похожа, нет мизинца и половины безымянного. Протезы на самом деле магические, вырезаны умельцем из железного дерева, с вплетенными в них защитными заклинаниями, обошлось это дорого, но оно того стоило. Эх, глина забилась в шарниры, придется снять и почистить, если знать как, то снять легко, но только с согласия хозяина.

 

Загонщик

Видя, как аккуратно моет и вытирает руки девушке сам мастер, уже почувствовал укол догадки.  В щель приоткрытой двери, я смог различить на руках многочисленные шрамы…

- Я сниму? – как-то надломлено спросил гном, что снять я не понял, но девушка лишь чуть кивнула, а в руках мастера остались её пальцы. Пелена затмила мне глаза, из нутра вырвался рык, дверь хлопнула, открывшись, в следующий миг я очнулся, пелена спала, а в моих руках были ее покалеченные. Гном толи успел среагировать, толи я его оттолкнул, но стоял он уже в метрах пяти от нас. Горазд хмуро взглянул на меня, но в следующий момент, словно что-то рассмотрев, расслабил плечи и направился к ведру с чистой водой, бормоча себе что-то под нос о дурной молодежи и идиотах оборотнях. Под пальцами почувствовался мерный пульс, девушку не испугало мое неожиданное появление, а еще отчетливо ощущались рубцы на коже и стыки сросшихся костей, вернее их осколков. Медленно перевел взгляд на ее руки, холод пробежался по коже, оставляя табун мурашек и вставшие дыбом волосы. Это не несчастный случай, нет, кто-то основательно дробил кости, не оставляя ни одной целой, рвал вены и сосуды, врачи, а скорее всего колдомедики , лекари и целители провели потрясающую по сложности работу восстанавливая эти руки. Пальцы, их отреза’ли, и, по всей видимости, частями, поскольку на уполовиненном безымянном виднелся отчетливый шрам чуть ближе к основанию пальца  - работу не довели до конца.

Надеюсь эта сволочь, уже мертва, а если нет, ему же хуже, он будет умирать в муках. Пока скрипел зубами, заметил рубец, уходящий на запястье, не осознавая, что я делаю, отпустил ее левую руку и резким движением задрал рукав до локтя и выругался сквозь зубы. Оттого чтобы не  сорваться окончательно и начать ее раздевать тут же, чтобы узнать, что не ломанного осталось в ее теле, меня спас гном, выливший на меня ведро воды.

- Остынь, - забирая у меня ее руку, произнес мастер, - не стоит шуметь, здесь. Поправил рукав, и, достав баночку, капнул на руки Веды масло и начал растирать, после чего вернул на место протезы. Веда сунула руку в карман и вынула тонкие бежевые перчатки и спрятала в них свои шрамы, после чего коротко поклонилась и выплыла из кабинета, оставив меня и тяжело вдохнувшего при ее уходе гнома.

- Пошли, поговорим за кружкой чего-нибудь покрепче, - еще раз вздохнул мастер Тур и направился в сторону едва заметной двери на противоположной к входу стене, - но учти, многого не расскажу…

Обстановка в кабинете была рабочей, я бы обозвал ее одним словом «хаос». Бумаги, керамические работы, непонятные инструменты, гончарные круги и просто вещи, все было перемешанным и, кажется, не имело никакой системы. «Как знал, что будут гости, прибрался», расслышал бубнеж гнома и чуть не споткнулся, если это порядок, то какой же у него беспорядок.

Что-то покрепче оказалось чаем, ожидал другого покрепче, ну, ладно. Гном явно не желал начинать разговор, оттого неспешно прихлебывал из кружки все тот же чай и хмурил кустистые брови.

- Мастер? – решил начать, ибо мое терпение уже заканчивалось. Горазд Тур поднял на меня взгляд и тяжко вздохнул: «Спрашивай, но учти на многое я не смогу дать ответов». Так, и с чего начать?

- Мразь, сотворившая это еще жива, - полурыком спросил я, стоило вспомнить ее руки.

- Эх, с места в карьер, к сожалению, нет, - ответил гном, стискивая в руках кружку, а на лице заходили желваки, - легко отделалась, слишком легкая смерть… - гном в сердцах сплюнул.



Никола Ребрек

Отредактировано: 11.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться