Тень

Размер шрифта: - +

Запах воспоминаний.

 

 

«Человек не может двигаться вперед, если душу его разъедает боль воспоминаний».

 Маргарет Митчелл. Унесенные ветром

 

 

Темные коридоры университета, освещаемые лишь тонким ободом убывающей луны. Света было слишком мало, но в этом здание никогда не было и вероятно уже никогда не будет аварийного освящения. Каждую ночь здесь царствовала темная владычица, и казалось, что при такой расстановке сил, здесь  должны были обитать создания тьмы, но тишина коридоров говорила об обратном. Удивительно безопасное место, здесь находили убежище или место временной передышки.

У окна, скрытая тенью, стояла фигура, она не двигалась уже несколько часов. Силуэт человека в плаще или даже в мантии был еле различим, даже если пройти рядом с ним. Кого он ждал неизвестно, а может и вовсе он преследовал другую цель, наблюдая за пространством внутреннего двора здания. Кто знает…

К зданию, пересекая двор, шли трое, это возвращался учебный патруль, хотя именно этих троих сложно было назвать учениками. Слишком многое они видели и испытали в свои годы, хоть и старательно порой гнали от себя воспоминая прошлого. Но тени было все равно, она чувствовала тьму в их сердцах, тень была голодна, и уже ничего не могло удержать ее от охоты…

 

Охотник

«Учебный патруль» - пройденный когда-то для нас путь, но в этом мире мы успели расслабиться и в первый же свой рейд натолкнулись на стаю псов-вурдалаков, имевших крайне токсичную слюну. Тогда мы вышли без потерь, Чародей отделался укусом.

Как оказалось потом, нам необычайно «повезло». В месте, где грани миров размыты, по крайне мере именно в этом, редко появляется, что-то действительно опасное, а патруль является больше данью традиции, но порой случаются прорывы…

Сегодня мы никого не встретили, все было спокойно и к назначенному часу мы вернулись  к зданию университета. Неожиданно Загонщик затормозил и начал принюхиваться, сразу вспомнились топи.

Тогда это случалось постоянно, стоило ему начать дергать носом, как мы были уже наготове, а как иначе, смрад топи прекрасно маскировал запах нежити. Неожиданные нападения не прекращались, было пролито много крови и нашей и тех, кто вставал на нашем пути. Это только в первый день нам казалось хорошей тренировкой наших способностей и проверкой сил, но на третий мы проклинали все. Наш обходной путь действительно был хорош в том плане, что никто не ожидал, что мы придем со стороны топей, но вот все остальное даже вспоминать  неприятно. Оборотень пребывал в полуобратившемся состояния исстрачивая запас  своих сил, но расслабиться было непозволительной роскошью. Сам я был несколько раз серьезно ранен, и хоть благодаря природной регенерации не умер, но потерял много крови. Тогда, глядя на меня, Чародей без лишних слов протянул свою окровавленную руку, перед этим собственноручно надрезав запястье. Его кровь, насыщенная силой, была вкусной, при одном воспоминании уже чувствую вину, еще и от того, что до сих пор в ней иногда нуждаюсь.

К концу нашего пути от прежнего Чародея остались  только воспоминания и скелет обтянутый кожей, пусть он не был ранен, но постоянно накладываемые на нас с оборотнем чары измотали его. Да, именно после топей в нем проснулся берсерк, а ведь он единственный кто был против нашей авантюры, но в одиночку вынес половину наших врагов, когда мы напали с тыла. Мы тоже внесли свой вклад, его, конечно, оценили, но в первую очередь нашим семьям пришлось приводить нас в порядок, после чего поддать хворостиной по неугомонным задницам, и только после этого нас похвалили и поблагодарили за неоценимую помощь, оказанную нами.

Спросите, с чего мы вообще решили так поступить? Проблемой нашего мира всегда были наплывы нежити, они являются периодическими бедствиями, возникающими спонтанно. Но в этот раз все было по другому, нежить подчинялась кому-то, и не только она. «Повелитель» - так называли его те разумные и не совсем, кто стоял по ту сторону баррикад. Война была страшной, роды проклинались и исчезали, сильнейшие мира погибали,  словно были беззащитными детьми, но что они могли, когда перекрывают каналы магической силы идущей от мира, и разумный просто сжигает себя, израсходую внутренние резервы, а за ними и саму жизнь. Мы не знали, с чего началась война, но Чародей знал, как она закончилась. И пусть он не рассказал всего, что там происходило, но одно мы знали точно, мир отомстил «Повелителю» за гибель повязанного с ним мага…

Загонщик

 Запах, удивительно знакомый запах, при этом неуловимый. Невесомый, легкий и непринужденный, словно часть мира, сама составляющая воздуха. Не знаю, как описать его, как и то кому бы он мог принадлежать…

Мои товарищи напряглись, уж слишком яркими были воспоминания о топях. Там тоже невозможно было отделить запах нежити от запаха самой топи. Мой нос с тех пор стал намного более чувствительным, что спасало наши жизни в нашем нелегком пути. Количеством нежити убитой в те дни можно было заполнить небольшой город, хотя, возможно, это только, кажется.  Нескончаемые потоки смердящих врагов, краткие передышки, вязнущие в болотной жиже ноги, ужасная усталость и пугающе четкий запах крови моих друзей. Видеть, как на глазах тает Чародей, превращаясь в мумию из пышущего здоровьем колобка, вину в глазах Охотника от безысходности пьющего кровь своего товарища, было невыносимо больно. Мой внутренний зверь после всего этого даже в полнолуние не пытается получить свободу, он не стал менее сильным или яростным, но в нем больше нет безрассудства. Больше он не скалит пасть при любом удобном случае, а тихо выжидает момента для краткого действия, чтобы после вновь скрыться глубоко внутри меня, держа всегда открытым, хоть один глаз. Оборотни завидуют моему самоконтролю, но я в упор не вижу причину для зависти.



Никола Ребрек

Отредактировано: 11.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться