Тень. Королевский заказ

ГЛАВА 7

 

- Что-то рано ты сегодня поднялась, – голос Феликса казался жизнерадостным и бодрым, слегка улыбнувшись при виде сияющей здоровьем красавицы-дочери, он подошёл к окну и невидящим взглядом уставился вдаль. Золотистые волосы заискрились в лучах утреннего солнца, заставляя усомниться в том, где заканчивается корона и начинается вычурная причёска короля. Затейливое переплетение косичек и основная масса волос, зачёсанных назад, собирались в толстую косу, которая спускалась ниже лопаток. Тёмно-синий наряд прекрасно гармонировал оттенку волос, а белоснежная рубашка с кружевными манжетами, лишь дополняла элегантный образ.

- Доброе утро, отец! Я чудесно выспалась. Знаешь, ты вчера говорил... Что-то случилось? - Сюзанна сразу заметал, как напряглась спина отца, когда она обмолвилась о вчерашнем разговоре, а мне захотелось послушать, как же он расскажет ей о случившемся. Ведь именно за этим он сюда и пришёл.
- Андриан, - властно начал он, но услышав судорожный вздох Сюзанны, изменил тактику. - Сегодня утром мне доложили о странной болезни, которая поразила нескольких придворных. Увеселительные мероприятия отменены до выяснения обстоятельств. Андриан среди заболевших, его изолировали. К тебе сегодня придёт Виталлион, чтоб убедиться, что с тобой все в порядке.
Феликс говорил ровным, мрачным голосом, без тени эмоций, но чувствовалось, что ему не хотелось огорчать дочь.
- Зачем ты мне это говоришь? - вмиг потускневшим голосом спросила принцесса, опускаясь в кресло.
- Я подумал, что тебе надо знать. И лучше, если обо всем расскажу тебе я.
- Что с ним? - сдалась Сюзанна, роняя одинокую слезинку на кружева платья. - Что-то серьёзное?
- Сюзи, я его ещё не видел, но Виталлион доложил, что состояние необратимое и связанно с нарушением работы головного мозга. Трудно сказать, насколько это серьёзно, - ответил Феликс, слегка обернувшись к дочери.
Все же, он в первую очередь был отцом, а уже потом королём и правителем - это редкое качество для столь властной особы. Аура силы окружала его и чувствовалась в каждом жесте и каждом слове. Этого человека хоть в тряпье обряди, все равно люди буду склонять перед ним головы.
Позволяя дочери совладать с эмоциями и привести себя в порядок, Феликс вновь отвернулся к окну, бесстрастно обозревая элегантно одетых придворных. Весть о страшной болезни разлетелась по дворцу со скоростью урагана, и лишь немногие пожелали остаться при дворе на время разбирательств. Некоторые распускали слухи, что это яд, но увидев Андриана воочию, уносили ноги, быстрее конских копыт. С самого утра слуги сновали по коридорам, пакуя чемоданы и сундуки господ. Для любого постороннего человека это хаотичное движение могло показаться полным бардаком и неразберихой, но только не служащим дворца. Все чётко складывалось в отведённые для этого экипажи и повозки, без путаницы и суеты.
Хотелось бы мне знать, о чем думает в этот момент король, но надеюсь, так же, как и я, радуется сокращению поголовья сплетников и нахлебников. В другом свете придворных я не воспринимала. Мне давно уже не верится в искренность, доброту и участливость людей, впрочем, не делая исключения и для себя самой. Жизнь, как-то с детства лишила иллюзий и наградила цинизмом, запретив открывать душу всем живым существам. Каждое словно, даже сказанное невзначай, может сослужить плохую службу.
Откинувшись в кресле, Сюзанна с маской отстранённости на лице, сжимала и разжимала кулаки в бессильной ярости. Лишь воспитание и гордость удерживали её от банальной истерики, которая грозила вот-вот разразиться.
- Можно мне побыть одной? - надломленным голосом спросила она, шумно сглотнув.
- Да, конечно! Не буду мешать, -  согласился Феликс. Судя по его быстрому ответу, он был очень рад именно такому повороту событий.
Лишь когда за её отцом закрылась дверь, девушка позволила себе разрыдаться. Причина, по которой она так горько плакала, была мне понятна лишь отчасти, но зачем так убиваться. Даже мне стало её жалко, и захотелось утешить девушку. Присев рядом с ней на корточки, я попыталась приглушить её эмоции по нашей связи и внушить, что случившееся с Андрианом не смертельно. Он жив, относительно здоров, а что не думает и реагирует на все, как новорождённое дитя - поправимо. Сколько бы Сюзанна не злилась на Андриана и как бы сильно не ранили её его поступки, но она любила, и любовь эта все ещё жила в девушке. Пылала огнем, и гаснуть не собиралась.
Рыдания со временем перешли в редкие всхлипывания, а потом вовсе стихли. Заплаканные и покрасневшие голубые глаза светились тоской и растерянностью, но даже в таком состоянии принцесса была на удивление мила и соблазнительна. Необычайной красотой обладала каждая линия и каждая чёрточка её лица. Стало очевидно, что предки девушки были наделены скорее экзотической и живой, нежели хрупкой и девственно-чистой красотой.  Как было ясно и то, что маленький подбородок свидетельствует об упрямстве, а в блестящих глазах сейчас мелькает чёткое осознание того, что жизнь отнюдь не праздник. Сюзанна взрослела на глазах, и все говорило о том, что она будет властной и сильной женщиной, ничем не уступающей отцу. Мне импонировал её характер и внутренний стержень, так редко встречающийся в выпестованных в праздной неге девушках, умы которых занимал лишь наряды и побрякушки с камнями высокой пробы.

Приняв для себя решение: «Я сделаю все от меня зависящее, чтоб Сюзанна не сломалась в противостоянии миру!», – поняла, что тревога покинула душу, а связь между нами упрочнилась ещё сильнее. Теперь не приходилось прикладывать усилий, чтоб видеть её воспоминания, слышать мысли, читать эмоции.

 

 

Принцесса Сюзанна. Несколько месяцев назад



Мышь Летучая

Отредактировано: 01.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться