Тень охотника

Размер шрифта: - +

Глава 27.4

Лапы привели волка на окраину Аренгальда. Здесь жались друг к другу дома бедняков, которым всё-таки посчастливилось жить в пределах городской стены. Рассвет приближался, и небо уже едва заметно просветлело. Только бросать след северянин не собирался.

Переулок привлёк пеленой странных запахов. Страх и кровь смешались с вонью пороха, псины, и чего-то злого. Нужно было родиться в общине, чтобы разобрать смрад магии проклятого жреца. На земле лежали обрывки цветных, хорошо знакомых лоскутов, стену пятнал алый развод. Сердце хищника пропустило удар от недоброго предчувствия, но тела гадалки нигде не было видно. Он опустил нос, и принялся тщательно изучать округу, восстанавливая для себя картину произошедшего.

Вот шла женщина. Ещё один человек шагал за ней, при этом довольно давно. Раньше цепочка следов не привлекала внимания, но тут запах делался сильнее. Запах лап, шерсти, собачьего пота – несколько бродячих шавок подкараулили провидицу в темноте. Значит, неспроста они наводнили улицы города, теперь всё вставало на свои места. Дальше был бой, Сибия защищалась. Её хорошо подрали: острый кровавый аромат врезался в нос. Порох. Мужчина стрелял, убивал псов. Их крови тоже было в достатке, вот только где тела?

Мысль заставила насторожиться. Сигерн вскинул голову, чтобы увидеть бездомных собак, замыкающих кольцо.

Густая чёрная шерсть вздыбилась на загривке, уши прижались, по округе раскатилось угрожающее ворчание. Запах крови, чтоб его! Слишком сильно забил нос, отвлёк и заставил забыть об осторожности. Некоторые псы оказались изранены так, что должны были издохнуть. Но они двигались, пусть дёргано, но на удивление бесшумно. Угольно-чёрные глаза буравили волка, а за спинами дворняг чувствовалось присутствие вожака. Он был далеко, и в то же время везде. Въелся в городской воздух, словно запах нечистот. Наёмник показал зубы, отказываясь сдаваться или убегать. Хватит с него ночных кошмаров!

Первого врага он сбил в прыжке и повалил в грязь. Тут же крутанулся, рванул зубами лапу напавшего сзади. Бой выходил жарким, скоротечным: бродячие твари умели драться, но и оборотень прошёл через множество схваток. Он бился с более опытными и крупными сородичами до дыр в шкуре, порой почти до смерти. Школа Фрауга была жёсткой, он хотел, чтобы волчонок умел показать превосходство не только людям, но и своим сородичам. Именно сейчас уроки пригодились.

Большой тёмный зверь метался среди тощих дворняг, вырывал мощными челюстями кровавые клочья, терзал глотки. Только и его мех покрывался багровыми пятнами, одна лапа после удачного укуса слушалась плохо, силы таяли. Псы не чувствовали боли, пытались вставать даже со смертельными ранами. Неподалёку прошла ватага людей, но ничего кроме бестолкового шума с них не было. Блохастые твари передрались – вот невидаль! Сигерн зло рычал, вцепившись в бок очередного противника.

Пять, может шесть или семь четвероногих дёргались в собственной крови, ещё некоторые поднялись, и словно зачарованные двинулись к цели. Остальные кружили, выбирая моменты, чтобы дотянуться до опасного врага. Бока волка тяжело вздымались, с морды свисали клочки красной пены. Сознание, загнанное в ритм безумной пляски, не сразу уловило изменение.

Далеко, где-то за стенами во всю глотку заорал петух. Первые робкие лучи скользнули по черепице крыш. Вместе с этим начало таять присутствие жреца – дневное светило выжигало его мрачную магию, и псы стали двигаться заторможено. Словно марионетки уставшего кукловода.  Оборотень радостно оскалился: нет, он не такой, как эти твари. Может он и зверь, но не чудовище! Собрав остатки сил, волк бросился в бой.



Роман Попов

Отредактировано: 07.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться