Тень охотника

Размер шрифта: - +

Глава 23.4

Хлопнул выстрел, затем ещё пара – наёмник стрелял быстро и умело. Две пули из трёх угодили в зловещий силуэт гвардейца, что стеной загородил высокородного дворянина. Здоровяк пошатнулся, но устоял, и ринулся в бой.

Барон заметил это лишь краем глаза. Другой человек графа уже ринулся в атаку, выхватив собственную саблю. Клинки встретились, раздался звон. От первого же удара кисть пронзила боль – враг оказался невероятно силён! Он лупил саблей как кувалдой, только при этом ещё и с мастерством опытного фехтовальщика. Пришлось пропятиться, поддаваясь напору гвардейца. Каждое парирование стоило не малых усилий, но противник чуть медлил. Выбрав момент, Кристан сместился в сторону, и сделал выпад: остриё вспороло серую шинель, обагрилось тёмной кровью. Верзила, словно не замечая это, сделал ответный взмах. Уйти удалось лишь в последний момент, извернувшись в немыслимом рывке. Грудь вспыхнула болью от длинной царапины. Противник наступал.

Сигерн чуть замешкался: пули попали в корпус, но толка с них было будто с плевков. Телохранитель графа спокойно вытащил саблю, и попёр как тяжеловоз. Пришлось отскочить от удара. Вступать в ближний бой против клинка наёмник не горел желанием, но и взвести курок не успевал. Сверкнула отточенная сталь, и револьвер вышибло из пальцев. Северянин бросился вперёд, схватил руку врага, не давая замахнуться. Потянул на себя, одновременно ныряя под противника, и резким броском опрокинул того на пол. Припечатал ботинком рожу нападавшего, и рванул эфес сабли, обезоруживая, ломая кисть.

Сыщик пятился, кружил, не желая встречать удары противника. Что это? Очередное чудище в человеческом облике, или новое колдовство из дремучих сказок? Он устал от этого. Устал, от своего непонимания, двуличия людей, от всего. Происходящее злило. Фон Ройх всегда был холоден в бою, расчётлив и скуп на движения. Но сейчас из глубин души поднялась волна злобы. Он закричал, и врезал клинком прямо по лезвию сабли противника. Один удар страшной силы встретился с другим: оружие гвардейца не выдержало и сломалось. Тот неловко покачнулся. Кристан, не помня себя от ярости, рубанул безоружного, отсекая голову. Тело рухнуло. Только сейчас барон заметил, как дрожат колени. Тяжело дыша, он глядел на бурую вязкую кровь, что нехотя вытекала из страшной раны. А тело скребло ногтями по доскам, пытаясь подняться.

Запястье хрустнуло, но гвардеец схватил наёмника другой рукой, и швырнул, как тюк с тряпьём. Мощь была совсем не человеческая. Он ощутимо приложился об пол плечом, тут же перекатился, вскочил. Враг тоже успел подняться на ноги, и уже замахивался. Драться в рукопашную с таким противником? Дерьмовая идея. Сигерн пригнулся, пропуская удар над головой. Потрёпанный котелок точно бы снесло, не свались он ещё во время падения. Зайдя сбоку, северянин резким движением выкинул руку, и в ладонь прыгнул крошечный пистолет. Бесстрастные, словно мёртвые глаза долю секунды смотрели в маленькое чёрное жерло. Затем грохнул выстрел, и пуля вырвала кусок черепа.

- А ну, прочь! Отвали, я сказал! – кажется, это кричал журналист.

Кристан вырвался из плена оцепенения. Ирвин! Он гружёный как ишак, его же просто порвут! Барон резко повернулся, и увидел, как его друг неумело отмахивается тростью, а гвардеец бестолково суетится вокруг, словно боясь приблизиться. Казалось, будто сама трость, растрёпанный шарф, нелепый вязаный свитер репортёра, сияют мягким тёплым светом. Но всматриваться было некогда.

Шаг вперёд, взмах, и чудовище в форме гвардейца оседает на подрубленную ногу. Тут вспышкой мелькнула идея: серебро! Ведь в карманах плаща сейчас целая куча всяких находок из сундука святого отца! Сыщик не глядя схватился за какой-то предмет. Это оказался давешний серебряный нож непривычной формы. Противник успел обернуться наполовину, и удар пришёлся ему в грудь.  Занесённая сабля выпала и зазвенела по полу, глаза закатились. Могучее тело испустило тяжёлый, замогильный стон, и рухнуло, не пытаясь шевелиться.

- Ну? Валим! – Сигерн призывно махнул, стоя у дверей.

С улицы доносился тревожный перезвон: в храме поднялась тревога. Двое гвардейцев, не смотря на жуткие повреждения, медленно вставали. А вот граф куда-то пропал, словно вовсе привиделся. Монаха тоже не было. Кристан кивнул оборотню, и поволок всё ещё ошарашенного газетчика прочь. Троица побежала к спасительным задним воротам. 



Роман Попов

Отредактировано: 07.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться