Тень Океана

Размер шрифта: - +

Сюрприз

Сюрприз

 

Раскалённый до трёх тысяч градусов стержень сваривал накрепко два конца труб в единое целое. Это был уже десятый по счёту участок труб за сегодняшнее утро. Работа была не тяжёлой, но выматывающей. Я выключил подачу топлива, убедился, что трубы приварены накрепко и нет ни единой трещинки и всё абсолютно герметично. Снял с лица защитную маску, и устало вытер пот со лба. Линии передачи энергии, которые были спрятаны в трубах, прошли тройное тестирование и были готовы к работе. Этим занимался всю ночь Океан. Мне же с утра оставалось только закрыть их. Я взглянул на скайр -  компьютер и средство связи одновременно. Десять часов. И того с этими трубами я промучился четыре часа. Трубы были диаметром пятнадцать сантиметров, а металл, из которого они состояли, поддавался сварке  с трудом. Больше трёх тысяч градусов нельзя было давать пламени, иначе я рисковал задеть провода. И это само собой вело к ряду затруднений, так как такая температура должна сдерживаться в специальном помещении. Поэтому пришлось использовать раскалённые стержни. А то, что работа со столь горячим предметом была опасна, я даже говорить не стану. Но на мне был специальный костюм, который мог защитить и от сильных космических излучений.

Я аккуратно сложил аппарат в контейнер, иначе Океан будет возмущаться. Он ненавидит, когда оборудование разбросано, или эксплуатируется в неподобающих условиях. Как же так, бесценные инструменты бросать! Лишь после этой операции я со спокойной совестью пошёл в душ.

С тех пор, как меня выписали из больницы, я жил у Вэлла в его огромном доме. Я бы даже назвал это поместьем. В этом доме могли спокойно жить сотня людей, ещё и место осталось бы. Зачем ему, живущему одному, такой огромный дом, я не понимал. Основную часть времени я жил вместе с Океаном. Он  управляла моим телом ночами, когда засыпал мой разум. О нём можно говорить долго. Океан – настоящий сервер знаний. С тех пор, как я потерял память и стали жить в этом доме, он был моим учителем, братом, отцом. Я не помню, в какой момент он стал управлять моим телом. Мне казалось, это было всегда. Но делал он это только с моего разрешения, никогда не давил на меня. Не знаю, когда моё тело успевало отдыхать, если оно то и дело либо было занято работой за компьютером, либо работало в ангаре.

Так уж получилось, что после выписки из больницы мы с Нейти больше не виделись. Целый год мы с Океанам изучали различную литературу, преимущественно техническую, и всё по его же наставлению. Вэлл сначала пытался давать мне информации понемногу, пытался помочь советами. Но в одни прекрасный момент, когда он посоветовал мне прочитать «Механику общий курс с пояснениями для изучения в вузах», а Океан заявил моим голосом, что этот учебник цифровой хлам, он перестал что-либо нам советовать и оставил все, как есть. Правда, смотрел он на меня при этом странно. Хотя учитывая то, что я потерял память  и так спокойно разбирался в технической литературе было по меньшей мере, удивительно. Часто от информации голова трещала, а Океану хоть бы что. Сколько бы я ни удивлялся, и не пытался понять, но ответа я не находил, почему во всём он разбирается лучше меня. Я чувствовал себя ребёнком рядом с учёным.

В один прекрасный момент после поглощения новой порции информации, я взбесился, послал Океана подальше и пошёл в город. Город находился  в пятнадцати минутах полёта от дома. Я иногда прогуливался по нему. Дома здесь были сделаны из дерева, которого на этой планете было очень много. Редре специализировалась именно на выращивании ценных пород в основном для строительства. Где-то на другом материке, куда я не мог попасть по причине своего несовершеннолетия, находилась большая лаборатория генетиков. Они лет двадцать назад скрестили два разных вида растений: первое хвойное, ценимое за строительные качества, но растущее медленно. А второе: злаковое, ценимое за скорость роста. И им удалось создать новый экологически чистый материал, который постепенно приобретал все большую популярность. Все дома стали строить только из древесины. Высотой они все были не более трёх этажей.  Вся планета была обычной, недавно колонизованной сельской планетой, куда часто едут просто отдыхать.

Там, в городе, сидя в чистом уютном кафе на улице, ко мне подсел Нейти. Тогда я впервые понял всю значимость тех знаний, что вложил в мою голову Океан. И даже раскаялся, потому что несправедливо обиделся на свою умную половину. Догадка Океана была верна – Нейти был пиратом. Он прибыл на планету, что бы починить свой корабль. Ремонт стоил дорого, а на тот момент лишних финансов у него не было. Океан предложил помочь ему. Я так и не понял, чем в тот момент руководствовался Океан и о чём думал Нейти, но он согласился. Я перелазил все внутренности корабля, оказался в пыли, грязи, мазуте и где-то даже в топливе для корабля, и все для того что бы Океан вынес вердикт – починить сможем своими силами.

С трудом нам удалось пригнать многотонную махину в ангар. Ангар у Вэлла потрясающий. Каких деталей там только не было, начиная от простых мелких инструментов, заканчивая порой большими частями двигателей. Зачем столько всего старому, вышедшему на «покой» вояке, я не знал. Даже по прошествии шести с половиной лет я не могу до конца раскрыть всю личность Вэлла. В тот момент это было просто подарком судьбы. В следующие  три недели я, Океан и Нейти мучали корабль. Нейти сначала на меня косо смотрел, когда я ругался с Океаном. Со стороны это выглядело, как очень успешная игра одного человека двух личностей. Потом привык. Решил, что это последствия катастрофы, и махнул на нас рукой. Главное, что мы починили ему корабль. Только сказал, что бы кроме него о моём раздвоении личности даже Вэлл не знал. На вопрос почему, мне ответили, что если при медосмотре окажется, что я болен шизофренией,  меня  к кораблям не подпустят и вообще упекут в сумасшедший дом на лечение.  И вообще, с головой шутки плохи. После того как мы починили его корабль, он улетел снова по своим делам. Вэлл этого момента не застал, потому что был на очередном полёте. Он работал капитаном пассажирского  судна и часто совершал многомесячные перелёты. Первый месяц он был со мной, показывал всё, обучал меня. Потом, как только удостоверился, что со мной всё в порядке будет в его отсутствие, улетел. Тогда я и Океан стали действовать свободно.



Лилия Гриненкова

Отредактировано: 07.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: