Тень ускользающего счастья

Размер шрифта: - +

Глава 26

Уже через несколько дней Раджа понял, что если надолго оставить Према и Сонию взаперти в той комнате, то они умрут оба: он – от побоев, а она – от голода. Впрочем, Раджа изначально придерживался этой цели относительно бывшего друга. И теперь смерть Према была лишь вопросом времени. Но вот гибель Сонии не входила в планы Раджи. Он слегка поумерил свой пыл, осознав происходящее, и сломив свою гордыню, велел своим людям перевести пленников в другую комнату, где есть минимальные условия для жизни. Но при этом он позаботился о том, чтобы двери в эту комнату были прочны, замки крепки, а окна зарешёчены.

Судя по всему, Прему осталось недолго отягощать всех своим обществом, что радовало Раджу. Но вот о Сонии следовало позаботиться – она исхудала, а глаза, как чёрные колодцы, смотрели на мир ничего не видящим взглядом. Жестокий тюремщик приказал одному из своих подчиненных носить девушке еду. Он, конечно, понимал, что она станет кормить Према, но тому мало что могло уже помочь.

Раджа каждый день ожидал, что ему сообщат о смерти Према и о желании Сонии поговорить с ним. Но дни проходили, а этого так и не случилось. Раджа не хотел входить к пленникам, чтобы дать им возможность самим умолять его о встрече. Но никто ни о чём его не умолял, и терпение Раджи лопнуло.

Появившись в комнате пленников через три недели, он с негодованием отметил, что Прем всё еще жив, и даже заметно пошёл на поправку. Прем оказался крепче, чем думалось Радже. Отёки лица спали, раны затянулись, а синяки прошли. Еще пара недель и он поправится окончательно. Мечта Раджи о том, что Прем умрёт на руках Сони, развеялась, как дым. Раджа от злости заскрежетал зубами.

Ему было невдомёк, что Лила под покровом ночи всё так же навещала Према и Сонию, принося лекарства, а в придачу и ценные советы от доктора. Благодаря целебным мазям, которыми девушки смазывали лицо Према, шрамов на нём совсем не осталось. Лицо начало приобретать прежний вид. У парня были переломаны рёбра и по совету доктора, Лила и Сония убрали с кровати мягкие матрацы, чтобы тело парня не прогибалось, и кости срастались правильно.

Раджа всё так же хотел заполучить Сонию, но он не желал силой обрести власть над её телом. Ему необходима была её покорность, её согласие. Только он с трудом представлял, как можно добиться этого после того, что он сделал. Ведь она ненавидела его и боялась. Теперь уже не приходилось надеяться на то, что она снизойдёт до добровольного посещения его постели.

Раджа еще не уяснил, как ему следует себя вести, чтобы заполучить Сонию, поэтому он решил отложить решение этих вопросов на более подходящее время. Он понимал, что жизнь подкинет ему ситуацию, которая решит все его проблемы.

Пока Раджа строил планы по завоеванию сердца Сонии, его гнев к Прему слегка поубавился. Раджа уже не жаждал смерти соперника. Раз уж тот умудрился выжить после всего, то Раджа начал вынашивать иные планы отмщения. Он рассудил здраво: зачем убивать Према, когда можно запросто засадить его в тюрьму за убийство Манну, за контрабанду наркотиков и за похищение Сонии. Все эти обвинения до сих пор висели на шее ни в чём неповинного Према, но Радже даже нравилось, что Прем будет вынужден сидеть за преступления, которых не совершал.

Он даже гордился своими коварными замыслами и не скрывал их от своих пленников.

- Прем, ты же понимаешь, что у тебя не получится снять с себя обвинения по всем трём статьям? – говорил Раджа, прохаживаясь перед бывшим другом. Он совсем расхрабрился, войдя в комнату пленника, но для безопасности он вначале велел своим наёмникам привязать руки Према к изголовью кровати, чтобы диалог не был внезапно прерван нападками со стороны выздоравливающего Према.

С нескрываемым удовольствием глядя на присмиревшего под крепостью веревок Према, Раджа вновь заговорил:

- У меня теперь есть всё – свобода от инвалидного кресла, деньги, благодаря выгодным сделкам по продаже наркотиков, и, как следствие, у меня есть власть и очень много наёмных людей, готовых помочь мне. Прем, ты должен понимать, что я и ты не сможем вдвоём существовать под одним небом. Поэтому одному из нас придётся уйти. Коль ты так живуч, то я предлагаю тебе альтернативную версию нашего бытия, а именно: я живу в твоём доме со своей любимой женой, а ты сидишь в тюрьме за преступления, которые не совершал.

Прем смерил проходимца долгим презрительным взглядом.

- Знаешь Раджа, а у меня есть ещё одна версия развития наших судеб. Ты сядешь в тюрьму за торговлю наркотиками, а мы с Сонией будем носить тебе передачи в тюрьму.

Лицо Раджи позеленело от злости.

- Дерзить надумал, урод?

Он навис над Премом с явным намерением пустить в ход кулаки.

Увидев это, Сония взвизгнула и кинулась между парнями.

- Не смей трогать Према! Он только пошёл на поправку! Ты что, убить его хочешь?

Раджа хохотнул.

- И как ты об этом догадалась, душа моя?

Он плотоядно облизнул губы, глядя на любимую девушку.

Она в панике отступила от него, боясь того, что если сейчас парень нападёт на неё, то она сама отбиться не сможет, а Прем прийти на помощь не сможет, так как привязан к кровати.

И тут на лице Раджи отразилась какая-то идея, от которой он тут же заулыбался. В его изощрённом разуме родилась одна невообразимо занимательная мысль, которая одновременно избавила бы его от Према и затянула бы Сонию на его ложе. И  сводилась она к тому, что он пообещает Сонии дать Прему возможность бежать от полиции, чтобы не сидеть в тюрьме, а она должна будет добровольно остаться с ним. Глядя на его ухмыляющуюся физиономию, Прем заподозрил неладное.

- Что ты там замыслил?

- О! Я вовсе ничего и не замышлял! – воскликнул Раджа. – Просто я понял, как нам всем добиться желаемого.

Сония уставилась на него, как на умалишённого. Она давно подозревала, что у него с мозгами не всё в порядке, но сейчас, на взгляд девушки, это как-то особо явственно проявило себя.



Яна Гущина

Отредактировано: 08.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться