Тень за твоей спиной

Размер шрифта: - +

Часть II

Придерживаться придуманного плана оказалось довольно сложно. И Колесников, да и я сама давно привыкли, что в течение дня мы постоянно находимся рядом. Для работы это было действительно очень удобно. Я честно попробовала, получив очередное задание, уходить в другой кабинет. Но каждый раз через несколько минут звонил шеф с дополнениями и уточнениями, снова подзывая меня к себе.

В результате суеты и бестолковой беготни и я сама уставала, и дело страдало. Артём Владимирович всё чаще хмурился и раздражался, не понимая, куда и зачем я постоянно исчезаю. В конце концов пришлось признать бесперспективность моей задумки и со вздохом от неё отказаться. Но зато в остальном всё сложилось так, как я хотела. На работу и обратно я добиралась сама, Колесников больше не караулил меня у дома. А обедать ходила подальше от офиса и всегда с кем-нибудь из сотрудников.

Мне действительно удалось поближе подружиться с Аллой. Радовало, что наше общение получалось лёгким и непринуждённым. А кроме всего прочего обнаружилось, что мы обе окончили наш местный институт, правда, с разницей в два года и разные факультеты. Впрочем, это как раз не такое уж большое совпадение. В нашем городке всего одно высшее учебное заведение, да и то — филиал столичного университета.

В пятницу я сидела за столом и проверяла отчёты, готовя для шефа аналитическую записку. Сам он трудился рядом, молниеносно стуча по клавишам клавиатуры. Наконец барабанная дробь прекратилась, шеф выключил компьютер, потянулся и встал.

— Ладно, на сегодня хватит. Я домой, — прогулялся по кабинету, заглянул в окно и предложил: — На улице дождь. Может, подбросить тебя?

— Спасибо, не надо, — покачала я головой, не отрываясь от экрана монитора. — Я ещё немного поработаю, а потом мы с Аллой в кино пойдём.

— Так поздно?

Уловив в его тоне сомнение, я повернулась к окну. Артём Владимирович изучающе смотрел на меня и хмурил брови.

— А что такого? Завтра выходной, могу поспать подольше.

Вместо ответа шеф подошёл ближе, опустился на стул и уточнил:

— Алла — это из бухгалтерии?

— Ну да, и что? — меня уже стали раздражать его расспросы.

— Да нет, ничего. На самом деле я рад, что у тебя появились друзья. Может я не прав, но раньше мне казалось, что ты с трудом сходишься с людьми. Ты ведь всегда держалась особняком.

Ничего себе! Я даже не подозревала, что Колесников такой наблюдательный.

— Я ошибся? — мягко спросил он, продолжая внимательно изучать моё лицо. А я почувствовала себя неуютно, почему-то очень захотелось ответить резкостью. Едва сдержавшись, пожала плечами:

— Нет, пожалуй так и было. Но теперь я решила восполнить этот пробел и обзавестись друзьями.

— Здорово! А что скажешь насчёт моей кандидатуры?

Я чуть не поперхнулась и почувствовала, как щёки заливает румянец. Разозлилась на себя и выдавила:

— Не думаю, что это хорошая идея…

— Почему? А по-моему — отличная! Давай попробуем?

Я лихорадочно прикидывала, какую правдоподобную причину для отказа озвучить.

— Мне кажется, это будет мешать работе. Давайте лучше оставим всё, как есть.

— Саша, ты что, меня боишься?

— Вот ещё! — от возмущения я вскочила и гневно уставилась на шефа. А он вдруг тихо рассмеялся.

— Ты такая забавная, похожа на милого рассерженного воробья!

Это что, комплимент? Да Колесников просто надо мной издевается! Сжав зубы и кипя, словно чайник, я быстро побросала вещи в сумку, схватила пальто и выскочила из кабинета.

Из-за этого происшествия вечер прошёл не так приятно, как я ожидала. В кино мы с Аллой всё же попали, но весь сеанс вместо того, чтобы следить за захватывающим сюжетом, я вспоминала смех Артёма Владимировича и скрежетала зубами от злости. После фильма в наших планах было ещё кафе. Но в нём мы пробыли недолго, так как моя спутница тоже выглядела уставшей, и наш разговор не клеился. В результате домой я попала за полночь и с головной болью.

Ложась в кровать, очень надеялась, что завтра удастся выспаться. Но не тут-то было — первый звонок в дверь раздался уже в восемь утра. Недоумевая, кто домогается меня в такую рань, я набросила сверху сорочки тонкий халат и прошлёпала в прихожую. Заглянула в глазок и мысленно застонала. С той стороны двери мило улыбалась свежая и бодрая соседка Ленка.

Вообще со своими соседями я познакомилась достаточно быстро. Не прошло и дня после моего переезда сюда, как Ленка заглянула ко мне «за солью». На самом деле я сразу поняла, что привело её банальное, но очень сильное любопытство. Это качество было у неё настолько развито, что она даже не пыталась его скрывать.

Просидев с женщиной минут десять, я с ужасом осознала, что любопытство в сочетании с болтливостью составляют просто гремучую смесь. А поскольку я была почти полностью лишена этих замечательных качеств, через полчаса нашего общения внутренне взвыла и даже начала вспоминать, за сколько месяцев уже внесла предоплату за квартиру.

Впрочем, отказываться из-за соседей от удачного жилья я всё же не стала. А Ленка быстро догадалась, что подходящего собеседника из меня не получится, и отстала. Тем более, в нашем доме у неё было полно знакомых, значительно охотнее, чем я, выслушивающих захватывающие перипетии её семейной жизни.

Так что большую часть времени мы жили вполне мирно. Но примерно раз в месяц, поссорившись из-за вспыльчивого характера с подругами, Ленка звонила в мою дверь. Это были не самые лучшие минуты моей жизни. Иногда, в порыве малодушия, я даже делала вид, что меня нет дома. Может, и сейчас не открывать?

— Сашка, открой! Вопрос жизни и смерти! Я знаю, что ты дома.

Тяжело вздохнув, я повернула замок. Ленка легко отодвинула меня плечом и быстро прошла на кухню. Довольная улыбка на её лице никак не вязалась с вопросом жизни и смерти. Впрочем, я и так догадывалась, что ничем подобным тут не пахнет. Так и оказалось. Ей всего лишь понадобился мой совет, как лучше разделить имущество при разводе. Насколько я помнила, за последние пару месяцев это была у неё уже пятая попытка развода.



Инна Разина

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться