Тень за твоей спиной

Размер шрифта: - +

Часть V

Прошла ещё неделя, и неприметная машина исчезла из моего двора. А наутро раздался звонок. Увидев в глазок Колесникова, я не удивилась — как раз этого и ждала. Распахнула дверь, посторонилась и жестом пригласила его войти.

Шеф шагнул в прихожую, глянул искоса и, пробормотав приветствие, прошёл в комнату. Сел там на диван и некоторое время молчал, хмуря брови и потирая подбородок. Я устроилась в кресле, давая ему время собраться с мыслями. Наконец он вздохнул, поднял на меня глаза и покачал головой.

— Да, дурак я, оказывается. Всё так банально, а я купился, как мальчишка! Она уже во всём призналась. Алла тебе рассказала?

— Ещё нет.

Артём поморщился и с явной досадой продолжил:

— Это Маша Кротова из юротдела. Она ревновала меня к тебе и попыталась таким способом убрать соперницу — идиотка! Эту несчастную книгу сама купила, а макеты позаимствовала в печатном цеху, — он немного подождал, поглядывая на меня, я продолжала спокойно изучать ковёр. Тогда он тихо спросил: — Ничего не скажешь?

— Скажу. Моя соседка видела, как Маша подбрасывала конверт в почтовый ящик. Лица её не разглядела, а одежду хорошо запомнила. Можете с ней поговорить.

Колесиков махнул рукой.

— Знаешь, что самое интересное? Нам подкинули фотографии. Кротову засняли в кафе с каким-то мужиком, которому она отдавала деньги. Ребята с ним уже пообщались. Это её бывший муж, у которого она две недели назад заняла ровно тысячу двести долларов. И понемногу возвращала.

Информация меня заинтересовала, я уточнила:

— Кто её заснял, узнали?

— Нет.

— Странно…

— Точно! Похоже, у тебя появился доброжелатель.

— Если и так, я не знаю, кто он. Надеюсь, ты пришёл сюда не за этим?

Он резко качнул головой, пристально уставился мне в глаза и попросил напряжённым тоном:

— Прости! Я виноват перед тобой.

— Да ладно, я всё понимаю. Теперь могу написать заявление об уходе?

— Ты хочешь уйти?

— А у меня есть выбор?

— Конечно! Я всем сказал, что ты на больничном. Можешь хоть завтра возвращаться в типографию.

— Вряд ли нам будет приятно работать вместе и дальше.

Колесников поднялся с дивана, присел передо мной на корточки и взял мои руки в свои.

— Саш, ты не можешь меня простить, да?

— Ну почему же? Думаю, что смогу, — холодно ответила я, отнимая руки.

— Ясно, — он прошёлся по комнате, остановился у окна и, не поворачивая головы, глухо произнёс: — Я скучал по тебе все эти дни. Сам себя ругал и всё равно скучал, — потом развернулся и спросил: — Что мне сделать, чтобы ты забыла всё это? Чтобы простила по-настоящему?

Я пожала плечами.

— Понятия не имею… Для начала хотя бы расскажи, что это вообще за странности с древними мифами и богинями мести?

Артём немного оживился и согласно кивнул.

— Хорошо, конечно! Когда я понял, что дело серьёзно, и Трунов не оставит меня в покое, предпринял кое-какие шаги. Есть в его окружении один человек, к которому я мог обратиться за информацией — у нас с ним старые долги. Мы встретились, и он обещал помочь, но там всё оказалось глухо. О том, кто работает в паре с Труновым с нашей стороны, известно только самому Михаилу. И единственное, что смог выяснить мой человек — Трунов в последнее время очень активно интересовался этими мифами и именем Эриния. Вот и всё.

— Да, негусто. Я тут тоже покопалась в интернете, пока была свободна… В основном, конечно, там всякая ерунда. По-моему только одно заслуживает внимания.

— Что же?

— То, что Эриния — богиня мести. Месть это очень определённо и очень конкретно! И понятно, в какую сторону смотреть. Думаю, ты уже пытался вспомнить, кому наступил на хвост.

— Пытался. На самом деле я со многими расставался не лучшим образом. Но чтобы человек мечтал меня уничтожить, таких, кажется, нет. Да и если честно, я считаю, что дело банально в деньгах. Трунов просто хорошо платит за помощь.

— А причём тут тогда Эриния?

Колесников неопределённо пожал плечами. Я встала.

— Что ж, твоя позиция понятна. Думаю, ты ошибаешься, но в любом случае — это твоё дело. Ладно, тебе пора.

Он быстро шагнул ко мне, взял за плечи и попытался обнять.

— Руки убери, — тихо, но твёрдо произнесла я. Артём заглянул мне в глаза и отступил.

— Хорошо, пусть будет, как ты хочешь, — у входной двери притормозил и повернулся ко мне: — Ты вернёшься в офис? — я не ответила. Он немного помолчал, потом произнёс: — В общем, жду тебя завтра как обычно, — и ушёл.

***

Следующим утром я приехала на работу в то же время, что и всегда. Зашла в кабинет шефа и вздрогнула — он уже сидел за своим столом. Увидел меня и резко поднялся. Дёрнулся, будто хотел подойти. Но всё же остался на месте и снова сел. Глянул исподлобья, пробормотал:

— Рад тебя видеть… — оборвал себя и продолжил деловым тоном: — Саша, посмотри отчёты бухгалтерии и сделай мне справку. Через час у нас летучка с отделом по работе с клиентами.

Я очень быстро погрузилась в рутинные дела, словно и не было никакого перерыва. Конечно, неловкость между мной и Колесниковым присутствовала, но я постаралась не обращать на неё внимание. Артём тоже вёл себя сдержанно, как будто мы вернулись в самое начало нашей совместной работы.

Но было кое-что, чего я не ожидала и теперь удивлялась. Похоже, Алла оказалась права — сотрудники типографии о чём-то догадывались. Узнав, что я вернулась, подходили и тихонько поздравляли. Ничего определённого не говорили, но явно выражали свою радость. Я даже почувствовала угрызения совести — ведь раньше совсем не рассчитывала на них и вообще не принимала во внимание. По большому счёту, я и в Алле сомневалась, не знала точно, как она себя поведёт.



Инна Разина

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться