Тени прошлого. Начало

Глава 5. Удача любит смелых

* * *

 

— Мистер Реддл… Том, — с отеческой заботой в голосе обратился ко мне пожилой мужчина с ярко-зелёными глазами и белоснежными от седины волосами, сидевший за столом напротив меня в довольно просторном и светлом кабинете, когда взял в руки заранее написанное мной заявление, — ты же понимаешь, что фактически идёшь на суицид, прося меня принять тебя к себе в ординатуру?

— Профессор Байер, вы, наверное, неправильно меня поняли, — невозмутимо заметил я, слегка улыбнувшись его последним словам. — Я прошу принять меня не к вам в ординатуру, а к профессору Д’Лионкур.

— Ти ни за что не согласится взять тебя к себе на обучение, и ты прекрасно об этом знаешь, — с крайним изумлением в голосе и неуверенной улыбкой на лице ответил он. — Она и с меня потребовала слово, что я не приму тебя, но… ради такого способного юноши, как ты, Том, дежурившего пять лет в моём отделении и даже сейчас настолько прекрасно знающего нашу область, я готов нарушить это слово и взять тебя к себе в ординаторы. А моё слово на самом деле очень много значит для меня, чтобы ты понимал, насколько глубокое уважение я к тебе испытываю. Но вот повлиять на Ти я не в силах, её упрямство может сравниться разве что с твоим. Я даже навскидку не могу сказать, кто из вас более упёртый…

— И всё же, профессор Байер, я бы хотел попасть в ординатуру именно к профессору Д’Лионкур, — с прежней невозмутимостью продолжал настаивать я, даже не собираясь отступать от намеченной цели, а на лице начальника моей наставницы вырисовывалось ещё большее изумление. — Вы же заведующий кафедрой и отделением, кстати, тоже. Вы можете зачислить меня и распределить к профессору Д’Лионкур.

— Том, я, конечно, могу так сделать, но… я не могу помешать Ти сразу же написать заявление на отказ обучать тебя. Причём что-то мне подсказывает, что это заявление будет написано сразу на имя ректора, если не самой королевы… — растерянно произнёс профессор Байер, потрясённо смотря в мои полные спокойствия глаза. — Том, ответь мне, пожалуйста, всего на один вопрос. Зачем тебе всё это? Я лично слышал, как представители ведущих университетов мира предлагали тебе возможность обучаться у них. Перед тобой буквально открыты все двери. Наш университет тоже на довольно высоком уровне, с очень богатой историей и прекрасной учебной базой, и мне бесконечно льстит, что ты хочешь обучаться именно моей дисциплине, и я с широкими объятиями готов принять тебя, но… как бы ты не пожалел об этом впоследствии…

— Профессор Байер, — слегка улыбнувшись, начал я свои пояснения, — во-первых, как вы уже могли убедиться, я не тот человек, который не знает, чего хочет от жизни. Поэтому ваше предположение о том, что я могу пожалеть впоследствии о своём выборе, весьма… сомнительно. Поверьте мне, я тщательно обдумал все варианты и пришёл к заключению, что хочу обучаться именно у преподавателя вашей кафедры, профессора Д’Лионкур. А во-вторых… я, наверное, тот самый упёртый баран, который, стоя перед ста открытыми дверьми и одной-единственной закрытой, будет стучаться именно в закрытую. Причём до тех пор, пока мне не откроют.

— А ты никогда не думал о том, что тебе так и не откроют эту дверь? — так же иносказательно поинтересовался он, но я прекрасно понял смысл его вопроса.

— Нет, не думал. И не собираюсь, если честно. Поэтому мне обязательно откроют, — со стальной уверенностью в голосе заявил я, почувствовав, что своей честностью и упрямством навсегда завоевал расположение человека, сидевшего напротив меня.

— Я искренне восхищаюсь тобой, Том! — профессор Байер даже протянул мне сухую, но довольно сильную руку, и я незамедлительно её пожал. — И я сделаю всё, что от меня зависит, чтобы ты добился желаемого. Знаешь, есть такое латинское выражение: «Fortes fortuna adjuvat». В переводе звучит, как: «Судьба помогает смелым» или «Удача любит смелых». Это точно про тебя. И я верю, что удача обязательно улыбнётся тебе, причём не единожды.

— Спасибо, профессор Байер, — довольно улыбнувшись, поблагодарил я, а в это время в дверь кабинета уверенно постучались.

— Входите, — громко произнёс заведующий, и через тридцать секунд я услышал такой знакомый голос, которого не слышал почти месяц, с самого выпускного:

— Профессор Байер, там поступил человек с клиникой, подозрительной на… Что вы здесь делаете, мистер Реддл?!

От неподдельного изумления и бесконечного раздражения, звучавшего в этом довольно приятном женском голосе, на моём лице расцвела ещё более довольная улыбка, а настроение улучшилось в несколько раз, чего не бывало как раз таки с середины июля, что лишний раз подтверждало, что я стоял на правильном пути.

— Генри?! — возмущённо воскликнула профессор Д’Лионкур, полным гнева взглядом посмотрев на своего непосредственного начальника, но тот лишь усмехнулся в ответ и невозмутимо обратился ко мне:

— Мистер Реддл, подождите, пожалуйста, минут десять в коридоре, мне нужно переговорить с профессором Д’Лионкур с глазу на глаз.

— Разумеется, профессор Байер, — так же невозмутимо ответил я, поднявшись на ноги. — Добрый день, профессор Д’Лионкур, я очень рад видеть вас… снова.

Моя наставница, одетая в небесно-голубой хиркостюм и белоснежный халат, ничего не ответила на моё вежливое приветствие, лишь разъярённо посмотрела на меня, буквально испепеляя взглядом и как бы говоря: «Если ты надеешься попасть в это отделение в ординатуру, то у тебя ничего не выйдет». Но ей было абсолютно невдомёк, что у меня это уже вышло, ведь я не сомневался, что уже её наставник сможет найти подходящие слова и помочь мне обучаться там, где я больше всего хотел обучаться.

Поскольку мной завладело буквально всепоглощающее любопытство, то я, только выйдя в больничный коридор и закрыв за собой дверь, быстро достал из кармана брюк волшебную палочку и, убедившись, что поблизости никого нет, накинул на себя Маскирующие чары, а затем трансгрессировал обратно в кабинет, чтобы своими глазами увидеть это прелюбопытнейшее зрелище.



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться