Тени прошлого. Начало

Глава 12. Ночные кошмары

* * *

 

В тот день, а точнее даже будет сказать «ночь», четвёртую ночь пребывания в своём новом, весьма просторном доме я просидел в библиотеке почти до двенадцати часов, не в силах заснуть от различных мыслей, терзавших меня в последнее время, когда услышал жуткий, полный отчаяния женский крик. Сначала я подумал, что это кричала наша горничная, но Паттерсон, появившийся буквально из ниоткуда именно в тот момент, когда я уже шёл по коридору и пытался установить местонахождение кричавшего, опроверг мои догадки.

— Доктор Реддл, этот крик был в одной из комнат вашей жены, — без единой эмоции в голосе сообщил он, когда я столкнулся с ним нос к носу.

— Что? — удивлённо переспросил я, но раздался второй леденящий душу крик, и я осознал, что парнишка был прав: кричали с третьего этажа, где находились исключительно комнаты Тины. — Чёрт побери!

Я со всех ног побежал наверх, ведь эти крики были такими жуткими, что мне показалось, как будто кричавшего пытают, причём весьма изощрённо.

«Неужели кто-то пробрался в наш дом?!» — подумалось мне, когда я добежал до той комнаты, которая должна была быть спальней моей супруги.

Дверь, как всегда, была заперта, я в этом убедился, два раза подёргав ручку, и уже собрался воспользоваться своими магическими способностями, как Паттерсон, словно трансгрессировав, хотя никаких признаков использования волшебства я не заметил, оказался рядом со мной и абсолютно спокойно протянул мне связку ключей.

— Эти ключи на всякий случай дала мне профессор Реддл, — пояснил он, указав на один небольшой ключик. — Вот этот — от спальни вашей жены.

«Чёрт возьми, даже у меня нет ключей от спальни своей жены, а у этого молокососа — есть», — разъярённо подумал я, выхватив из рук дворецкого ключи, и отпер дверь.

Я уже был готов оказать сопротивление тому смертнику, который решил, мало того, что забраться в мой дом, так ещё и в спальню моей супруги, но, включив свет, я обнаружил, что никого, кроме Тины, в комнате не было. А вот в том, что кричала именно Тина, мы окончательно убедились, когда она замахала руками и ногами и снова издала леденящий душу крик.

— Профессор Реддл! — крикнул я, подойдя к её кровати, но спустя десять секунд понял, что пытаться докричаться до неё было бесполезно: её глаза были плотно закрыты, а значит, эти крики были последствиями ночных кошмаров.

Я мельком взглянул на Паттерсона, словно говоря, что дальше справлюсь сам, и он кивнул мне и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Я же присел на заправленную тёмно-синим тяжёлым покрывалом кровать, а в этот момент Тина опять замахала руками и ногами, словно убегая от кого-то, азатем на самом деле почти вскочила с кровати, если бы я её тут же не остановил.

— Они убили их! Они их убили! — закричала она, пытаясь вырваться из моих рук. — Они убьют меня! Как же больно! Мне больно! Хватит!

У меня душа в пятки ушла от таких слов, потому как я догадался, что это были не просто ночные кошмары — это были воспоминания, но всё же не оставил попыток разбудить её.

— Профессор Реддл, проснитесь! Здесь никого нет! — я потряс её за плечи, но Тина никак не реагировала на меня и вновь громко закричала:

— Мне больно, хватит! Хватит, хватит! Они убьют меня, убьют! Как же больно!

— Кто тебя убьёт? — спросил я без особой надежды, не отпуская её из крепких объятий, и тут, к моему изумлению, Тина начала говорить на каком-то восточном языке, больше похожем на японский или китайский. Она говорила так бегло, так уверенно, что я даже открыл рот от удивления. А потом вдруг предположил, что она таким образом отвечала на мой вопрос, и поэтому сразу задал другой в надежде, что в этот раз она ответит на английском: — Где ты находишься?

— Я… здесь темно… — тихо начала говорить Тина, вдруг крепко прижавшись ко мне, будто я один мог защитить её от тех людей, что угрожали ей смертью когда-то давно. 

От этих объятий у меня сжалось сердце, ведь я уже несколько лет только и мечтал о том, чтобы когда-нибудь она меня так обняла, поэтому прижал Тину ещё ближе к себе и пару раз провёл ладонью по спине, а она в это время продолжила шептать со слезами на глазах:

— И очень холодно… и сыро… я слышу шум воды… где-то далеко…

— Сейчас ночь? — уточнил я, поняв, что от моего голоса она постепенно начала успокаиваться.

— Нет… я не знаю. Я уже давно не видела солнца… очень давно… я не знаю, сколько прошло дней… месяцев, — тихо ответила Тина, прижавшись щекой к моему плечу, отчего моя рубашка сразу намокла. — Здесь всюду острые камни, сыро и темно. И мне некуда бежать… Тихо!

Я замер, словно тоже оказался в той тёмной пещере, а судя по её описанию, это была именно пещера, и спустя всего полминуты Тина снова зашептала:

— Они идут, прячься! Они убьют тебя, если увидят, они убили всех, я осталась последней. Прячься, быстрее! — и после этих слов она опять замахала руками и ногами, так что мне пришлось с силой удерживать её у себя на коленях, и закричала: — Нет, умоляю, мне больно! Пожалуйста, нет! Мне больно! Ай!

— Тихо, тихо, ты в безопасности… — шептал я, изо всех сил пытаясь удержать Тину в руках, оказывавшую мне довольно сильный отпор. Но спустя десять минут моего шёпота она вновь успокоилась, а я опять спросил: — Сколько человек было с тобой?

— Девять, — тихо ответила она, вцепившись в мои плечи.

— И они всех убили?

— Да, — выдохнула Тина, а из её глаз начали капать слёзы. — Я последняя… мне не выдержать этого… мне очень больно… мне не выдержать…

— Ты справишься, — прошептал я и неуверенно добавил: — Я буду рядом…

— Обещаешь? — вдруг спросила она со слезами на глазах, а у меня от такого вопроса даже мурашки пошли по коже. В тот момент мне внезапно показалось, что у меня в руках была не суровая профессор сорока с чем-то лет, которая издевалась надо мной долгих семь лет, да и не только надо мной, а маленькая, забитая девочка, над которой повисла страшная угроза. У неё даже голос был другой: испуганный, девичий. И я был единственным, кто мог защитить её от смерти. — Ты обещаешь?



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться