Тени прошлого. Начало

Глава 19. Расплата

* * *

 

В ту ночь в нашей кровати действительно было жарко, причём в прямом смысле этого слова.

Надо сказать, я была не удивлена тем, что Том заснул практически сразу, как мы легли в кровать, учитывая сильный стресс накануне, а купание в ледяной воде действительно можно отнести к данной категории, да ещё и несколько почти бессонных ночей в придачу. Я и сама так устала, что заснула, как только оказалась в тёплых объятиях супруга. Только вот ближе к трём часам ночи его объятия стали не просто тёплыми, а очень горячими.

— Том, что с тобой? — пробормотала я, пытаясь скинуть с себя дрёму, только вот в ответ вместо уже почти привычных поцелуев и ехидной улыбки получила гримасу боли, а когда я снова прикоснулась к его обнажённой груди, то пришла в неописуемый ужас: он буквально горел. — Господи, Том?! Подожди немного, я сбегаю за термометром…

— Хорошо… только оденься… — услышала я тихий выдох, когда вскочила с кровати.

— Ты неисправим, — я усмехнулась тому, что этот упрямец даже в таком состоянии находил силы на ревность и собственничество, а затем накинула на себя чёрную шёлковую сорочку и такой же пеньюар и быстрым шагом вышла из комнаты.

На самом деле, у нас в доме была не просто маленькая аптечка на кухне, у нас была отдельная комната, больше похожая на процедурную, которую при желании можно было превратить даже в малую операционную. Находилась она для удобства на первом этаже, недалеко от бассейна, и вот туда-то как раз я и направилась, чтобы раздобыть термометр, а заодно набрать литичку[1] и взять стакан воды, потому как мой довольно обширный опыт говорил, что у Тома были прямые показания для её использования, а бегать туда-сюда два раза мне не очень хотелось. И моё чутьё не обмануло меня, ведь, когда я взяла в руки градусник спустя десять минут, то ртутный столбик приближался к сорока градусам, и заранее набранная литическая смесь была как никогда кстати.

— Как же тебя так угораздило?.. — прошептала я, когда залезла в кровать и крепко обняла Тома после того, как сделала ему укол. — Зачем ты прыгнул за мной в ледяную воду, а, дурачок?

— Как будто на моём месте ты бы поступила иначе… — сделав несколько небольших глотков и поставив стакан на прикроватную тумбочку, едва слышно ответил он, слабо приобняв меня буквально горевшими руками. — Хотя, думаю, год назад ты бы только обрадовалась, если бы я упал в ледяную воду, и вряд ли бы бросилась меня спасать…

— Ну ты и язва! — наигранно недовольно буркнула я, и Том, тихо рассмеявшись, немного сильнее прижал меня к себе, но всё равно чувствовалось, что он сильно ослаб.

— Как бы ты не заболела…

— Том, я купаюсь в проруби вот уже шестой год подряд, так что по этому поводу можешь абсолютно точно не беспокоиться. Причём я обычно заранее к этому готовлюсь. А вот без подготовки сразу прыгнуть в воду нулевой температуры… было не самым твоим обдуманным поступком за последний год, мягко говоря.

— Надо было всё-таки высушить одежду с помощью магии, — едва слышно заметил он, но я сразу недовольно хмыкнула.

— Думаю, вряд ли бы это как-то помогло тебе. Ты, скорее всего, заболел уже плавая в проруби и идя в сырой одежде по морозу, а не тогда, когда мы сидели у огня в тёплой избушке Григория.

— Может, ты и права.

В любой другой день я бы удивилась тому, как быстро Том согласился со мной, но сейчас я прекрасно понимала, что у него просто не было сил спорить. И поэтому я прошептала:

— Попробуй отдохнуть… а я полежу рядом… — и, поцеловав его в горячий лоб, легла к нему на грудь и крепко обняла.

Том уснул почти сразу же, видимо, подействовали лекарства, хотя сон его был поверхностным и беспокойным, что, впрочем, было совсем неудивительно. Я же, несмотря на усталость, заснуть так и не смогла, так как в моей душе вдруг зародился сильный страх. И поэтому я до самого утра крепко обнимала Тома, всей поверхностью тела чувствуя, как температура медленно начала спадать, а потом так же точно медленно начала нарастать вновь, когда действие анальгетика со спазмолитиком закончилось.

— Надо бы съездить в отделение за антибиотиками… — тихо протянула я, привстав с кровати, как только убедилась, что Том проснулся. — Долго литичкой такую температуру сбивать смысла нет.

— Может, подождать немного?.. — обессиленно выдохнул он, а его кожа снова начала становиться обжигающе горячей. — Само пройдёт…

— Как же, пройдёт, — хмыкнула я, абсолютно не желая ждать, пока станет слишком поздно. — Не говори глупости, я быстро. Не хватало ещё тебе слечь с пневмонией…

— Останься, — в этот момент Том не просто просил, он молил, что было впервые за всё время, что мы были знакомы. И от этих его слов мне стало ещё больше не по себе. — Пожалуйста, Тина, останься… со мной.

— Тебе нужны антибиотики, — с болью в голосе прошептала я, всё же выполнив его просьбу и вернувшись к нему в горячие объятия. — И ещё один укол. Я… я боюсь, Том…

— Может, попросить Дэнни привезти их? — предложил Том, проведя рукой по моей спине, наполовину закрытой чёрным шёлком. — Не очень хорошо, но… я хочу, чтобы ты была здесь… со мной… мне так легче.

— У Дэнни сегодня тоже выходной, — поджав губы, возразила я. — А вот Ди сегодня на сутках, вместе с Генри… Я… могла бы позвонить ей… думаю, ничего страшного не случится, если она отлучится на несколько часов из отделения.

— Конечно, особенно по твоей просьбе, — он изо всех сил попытался изобразить улыбку, и хоть она и получилась вымученной, но я всё равно улыбнулась в ответ и мягко прикоснулась губами к его плечу.

— Подождёшь меня? Буквально пять минут? — шёпотом спросила я, вновь поцеловав его горевшую огнём кожу. — Заодно наберу второй укол…

— Возвращайся… побыстрее… буду очень ждать.

— Конечно, — выдохнула я, поцеловав его в третий раз, а затем выбралась из нашей кровати и стала одеваться, в этот раз более прилично, поскольку наши помощники по дому уже не спали, а мой пеньюар был весьма… игривым.



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться