Тени прошлого. Начало

Глава 22. Тайные желания

* * *

 

— Генри, мне нужна твоя подпись для консилиума, — вместо приветствия сказала я, когда буквально ворвалась в ординаторскую, держа в руках три очень объёмные истории болезни. И меня крайне удивило то обстоятельство, что мой ординатор, доктор Батлер, вся в слезах сидела на стуле рядом с рабочим столом моего наставника, так как я же сама отправила всех своих ординаторов в операционную ассистировать своей коллеге, доктору Блэр. — Доктор Батлер, что вы здесь делаете, вы должны быть сейчас в операционной!

— Ти, можно поговорить с тобой с глазу на глаз? — мягко обратился ко мне Генри, взяв из моих рук историю, в которой не хватало одной подписи.

Я удивлённо посмотрела на него, не совсем понимая, что происходит, а в ординаторскую тем временем зашёл крайне довольный в последнее время Том, тоже держа в руках несколько толстых историй.

— Всем доброго утра, кого не видел! — радостно поприветствовал он коллег и сел к себе за рабочий стол, но, увидев сидевшую рядом с Генри доктора Батлер, удивлённо поинтересовался: — Что происходит? Я что-то пропустил?

— Генри, прости, но если ты хочешь сказать мне что-то важное, то говори сейчас, потому что я сразу после побегу в администрацию, там будет важное заседание, а потом на консультацию в травматологию, им нужен ещё один специалист для консилиума, опять проблемный пациент, — жёстко ответила я, подойдя к столу своего мужа, и бросила перед ним одну из историй и сурово сказала: — Если вы, доктор Реддл, ещё хоть раз не поставите подписи там, где это нужно, то вылетите отсюда быстрее, чем произнесёте название своей профессии, вам всё ясно?

— Конечно, профессор Реддл, такого больше не повторится, — вежливо ответил Том, сразу почуяв, что настроение у меня было так себе.

— Ти, а если бы я очень тебя попросил, то когда бы ты смогла выкроить для меня минут двадцать своего времени? — осторожно поинтересовался Генри, открыв историю на нужном месте, и внимательно вчитался в документ.

— Лет через десять, — язвительно ответила я, встав за его спиной. Генри удивлённо посмотрел на меня, поскольку раньше я в подобном тоне с ним почти не разговаривала, и я немного мягче добавила: — Генри, прости, но ты просто не представляешь, какой у меня завал с бумагами, ординаторами, экзаменами и отчётами. Так что умоляю, или говори, что ты там хотел мне сказать, или я побежала, и я даже не могу гарантировать, что в ближайшие дни ты меня ещё увидишь.

— Да, Ти, конечно, я понимаю, — спокойно ответил он, видимо, вспомнив, каково это — быть сейчас на моём месте. — Что ж, хоть это и не очень хорошо публично обсуждать такие вещи, но, как видите, доктор Батлер, по-другому просто не получается. Ти, ты бы не могла сказать мне, почему ты намеренно занизила оценку в выпускной работе этой девушки?

— Я?! Намеренно занизила?! — изумлённо повторила я, совершенно не ожидая в свою сторону обвинений в необъективности. А затем просто молча кинула на рабочий стол Тома остальные истории, подошла к большому шкафу с документами и достала оттуда несколько папок, благо что проверяла я их вчера ночью в ординаторской и ещё не успела отнести к себе в кабинет. И, кинув папки на стол к Генри, сурово произнесла: — Покажи мне, где я намеренно занизила?

Тот, тяжело вздохнув, открыл работы, которые я ему отдала, и мельком их пролистал, а я тем временем пояснила:

— Как видишь, у доктора Батлер весьма типичные ошибки, за которые я и поставила ей четыре балла. И у нескольких человек похожие ошибки и такая же оценка. А ещё у двоих этих ошибок нет, и у них стоит пять. И в чём я была неправа? Если ты считаешь, что я всё равно сделала что-то намеренно, то я могу поднять все истории за предыдущие годы…

— Нет-нет, Ти, не надо… — протянул Генри, открыв работу доктора Батлер и начав её сверять с другой работой, которую держал в руках. — Действительно… доктор Батлер, прошу прощения, но я не вижу в действиях профессора Реддл какого-то злого умысла, она просто очень строго проверяет работы, вот и всё. Так что вам стоит успокоиться и всё же пойти в операционную к своим коллегам.

— Профессор Байер, простите!.. — воскликнула моя ординатор, снова начав отчаянно рыдать. — Но профессор Реддл не даст мне закончить ординатуру, она…

Я вновь поражённо уставилась на неё, потом на Генри, потому что абсолютно не понимала, откуда взялись эти беспочвенные обвинения, а тот тем временем пододвинулся к доктору Батлер и успокоительно проговорил:

— Доктор Батлер, вам не о чём волноваться, ваш преподаватель, профессор Реддл, очень квалифицированный и непредвзятый педагог, так что…

— Вы не понимаете! — воскликнула она сквозь слёзы и со страхом в глазах уставилась на него. — Она хочет отомстить мне за то, что я поцеловала её мужа!..

После этих слов на моём лице было такое выражение, что Делла, всё это время сидевшая тихонечко за своим рабочим столом, закрыла рукой рот, чтобы не засмеяться в голос, а Том обречённо закрыл ладонью лицо. Только вот впадать в прострацию мне было абсолютно некогда, ведь на счету была каждая минута моего драгоценного времени, поэтому, мигом придя в себя, холодно заметила:

— Доктор Батлер, я уже обсудила этот вопрос с доктором Реддлом, конфликт исчерпан, стороны претензий друг к другу не имеют. И я не вижу вашей вины в том, что у вас могли появиться какие-то романтические чувства к такому мерзавцу, как мой муж.

Тут уже Делла не смогла сдержаться и тихо рассмеялась, а Том, выразительно посмотрев на меня, насмешливо произнёс:

— Спасибо, дорогая, я тоже очень тебя люблю. И, доктор Батлер, вам действительно не стоит переживать из-за необъективности моей супруги, так как единственным студентом, которому она намеренно занижала оценки, был я.

— Помолчите, доктор Реддл, с вами у меня ещё будет серьёзный разговор по поводу недавно прооперированного вами пациента, там целая уйма замечаний! — сурово одёрнула я его, и Том с прежней улыбкой наиграно протянул:



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться