Тени прошлого. Начало

Глава 24. Единственная загадка

* * *

 

— Да, Том, и как ты это терпишь? — протянул Дэнни, когда мы с ним вместе пили утренний кофе в пустой ординаторской, вальяжно усевшись на мягком диване.

— Ты о чём? — беспечно поинтересовался я, размышляя в этот момент, как будет лучше прооперировать сегодня своего пациента.

— Я о том, что… твоя супруга… вы часто ругаетесь по рабочим вопросам, и у неё всегда есть весомый довод, что она твоя непосредственная начальница, — начал он пояснения, посмотрев на проливной ноябрьский дождь за окном. — Тебя это не напрягает?

— Дэнни, — усмехнулся я, сделав небольшой глоток обжигающего кофе, заботливо сваренного для нас Деллой перед тем, как она ушла на обход, — вся прелесть наших отношений заключается в том, что когда мы переступаем порог нашего дома, роли меняются… Так что в отделении пусть делает что хочет, чаще всего её замечания действительно имеют какой-то смысл.

— То есть хочешь сказать, что дома она позволяет тебе командовать собой? — удивлённо уточнил Дэнни, внимательно присмотревшись ко мне, но я лишь выразительно посмотрел на него в ответ, и тот сразу воскликнул: — Нет, я не верю! Я даже представить себе этого не могу…

— Как хочешь, дело твоё, — философски заметил я, отпив ещё немного кофе. — Но я ничего удивительного в этом не вижу. Тина выплёскивает всю свою потребность во власти в отделении, да и со всей этой бумажной работой она отлично справляется, я помогал ей как-то раз… жуть, на самом деле, в её должности приятного мало. И знаешь, переспать с гордой и неприступной стервой, конечно, очень приятно, но когда эта стерва ещё и твоя непосредственная начальница… ради одного этого обстоятельства я готов выслушивать всё её претензии по рабочим вопросам.

— Вот ты хитрый жук! — рассмеялся Дэнни, поставив пустую чашку на журнальный столик. — Слушай, теперь я, кажется, понимаю, почему ты так спокойно реагируешь на все её придирки… Да, в этом определённо что-то есть…

— Дэнни, даже думать об этом не смей, — со скрытой угрозой в голосе заметил я, отчётливо уловив в мыслях друга, что он всё же попытался представить себя на моём месте. Но он лишь снова рассмеялся и доброжелательно сказал:

— Конечно, дружище, ты не подумай, что я могу… в общем, я не претендую. Да если бы даже и претендовал, то вряд ли я чего-нибудь добился, только такой суицидник, как ты, мог добиться успеха в этом деле. И я на самом деле рад, что ты… счастлив, и у вас всё хорошо… бывает… иногда.

Я усмехнулся его последним словам, так как Дэнни опять намекал на наши бурные ссоры, а тон моего друга тем временем стал более осторожным, что меня немного насторожило.

— Знаешь, Том, твоя супруга… она… я как-то не замечал раньше, а теперь вдруг тоже заметил… она поменялась с тех пор, как вы поженились.

— Да? — безразлично протянул я, а сам тем временем вслушивался в каждое слово, ведь моя интуиция ещё никогда не подводила меня. — И в чём же заключаются, по-твоему, её перемены?

— Не знаю… — неуверенно ответил он, посмотрев перед собой, — она как будто… оттаяла. Знаешь, когда я был в ординатуре, а ты на пятом курсе, помнишь, ты сказал тогда… про её внешность и характер?..

— Да, помню, — зло выдохнул я, поскольку именно за эти слова мне пришлось извиняться перед Тиной на коленях, и именно из-за этих слов она до сих пор не верила мне, хотя я же и сам видел, что я уже далеко не посторонний человек для неё.

— Так вот, тогда я был согласен с тобой абсолютно полностью, а сейчас… поспорил бы, — продолжил говорить Дэнни, старательно избегая моего взгляда. — Профессор Реддл, знаешь, она… действительно красивая женщина, если привыкнуть к тому шраму… Никто из наших уже и не замечает его, и я в том числе… Да и характер… она стала… мягче, что ли…

— Дэнни, что ты мне всё-таки пытаешься сказать? — нетерпеливо прервал его я, потому что пока в этом сумбуре не мог понять ни одной мысли, а тот факт, что кто-то ещё мог посчитать мою супругу красивой, приводил меня в бешенство. И мой друг сразу это почувствовал, поэтому с опаской посмотрел на меня и тихо проговорил:

— Том, я не уверен, что… должен говорить тебе это, но попытайся всё же спокойно отнестись к тому, что я тебе сейчас скажу, ладно? — я молча выразительно посмотрел на него, буквально сгорая от ревности, и Дэнни наконец сказал: — Я просто слышал на днях, как два парня обсуждали в курилке, а ты же не куришь, да и профессор Реддл тоже, так что они не боялись, что их там кто-то из вас услышит… в общем, как я понял, они оба учатся сейчас у твоей супруги, и им она… нравится. Причём они серьёзно хотят поступать к ней в ординатуру, и всё такое… а ещё они обсуждали… эм… какого размера бюст у твоей жены. Я…

— Вас действительно волнует этот вопрос, доктор Льюис? — за нашими спинами раздался полный льда знакомый женский голос, и Дэнни в одно мгновение побледнел, потому что Тина, похоже, слышала только его последнюю фразу. — Размер моего бюста тридцать восьмой, если переводить в мужское измерение, то третий, чтобы вам было понятнее. Ещё какие-нибудь вопросы?

— Нет, профессор Реддл, — прошептал он, а я посмотрел на Тину, чтобы понять, насколько сильно она разозлилась словам моего друга, но та, покачав головой из стороны в сторону, невозмутимо произнесла:

— Что ж, тогда я, пожалуй, пойду к себе в кабинет. А вас, доктор Льюис, вызывают в приёмное отделение…

И с этими словами она быстрым шагом покинула ординаторскую, а Дэнни с искренним ужасом в глазах посмотрел на меня и прошептал:

— Том, если она меня за это уволит…

— Не уволит, — твёрдо возразил я, так как меня уже начали раздражать все эти недопонимания от случайно подслушанных разговоров. Хотя то раздражение не шло ни в какое сравнение с тем бешенством, которое разгорелось у меня в душе от мысли, что какие-то парни могли воспринимать мою супругу… как объект желания. — Я поговорю с Тиной и всё объясню ей. И больше мы подобные вещи на работе не обсуждаем, договорились?



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться