Тени прошлого. Начало

Глава 33. Перемены

* * *

 

— Тина, и как это понимать?! — не успела я присесть в своё кресло после того, как вернулась с очередного совещания, как дверь моего кабинета с грохотом распахнулась, а на пороге застыл человек, которого я меньше всего хотела видеть именно в этот конкретный момент времени.

— Пол… — устало протянула я невысокому полненькому мужчине в тёмно-коричневом твидовом костюме, но он не стал меня слушать и быстро прошёл внутрь кабинета и устроился на стуле для посетителей, а затем гневно уставился на меня глазами насыщенного травяного цвета, скрытыми за очками с квадратной чёрной оправой.

— Тина, скажи мне, что всё это просто чья-то неудачная шутка, и я зря мчался к тебе из Голландии, — властно потребовал Пол, с прищуром на меня посмотрев.

Уже по тону своего старого знакомого я поняла, что разговор назревал очень непростой, так что закрыла глаза правой рукой и устало откинулась на спинку кресла, стараясь как можно дольше оттянуть момент выяснения отношений.

— Пол, я не понимаю, о чём ты сейчас говоришь…

— Неужели?! — язвительно уточнил он, и я осознала, что моя уловка не сработала. — То есть ты не в курсе, что мой сын, за обучение которого я так просил тебя взяться, вот уже полтора месяца в ординатуре у Ричарда Мэйсона?!

— Пол, я… — не сказать, чтобы я очень старалась высказать свою точку зрения, ведь мне было прекрасно известно, что такой дотошный человек, как профессор Холланд, не даст никому сказать что-либо, пока не выговорится сам, и сейчас он снова перебил меня, ещё более сурово воскликнув:

— Тина, Гарри — мой единственный сын, моя надежда, преемник, я так долго ждал, пока он вырастет и окончит университет, а потом мы с ним вместе взойдём на Олимп науки! Но вдруг я узнаю, что Гарри не просто бросил нейрохирургию, но и учится… травматологии! Мой сын станет каким-то травматологом! Ты себе можешь представить мои эмоции, когда я узнал об этом?!

— С трудом, Пол… — поджав губы, ответила я, и этой фразы хватило, чтобы Пол продолжил свои возмущения:

— А ещё больше я был разозлён, когда случайно узнал об этом от врачей в своём отделении, а не от тебя! Ты можешь как-то прокомментировать это?!

Наконец мне предоставили слово, и я, набрав в лёгкие побольше воздуха, начала говорить максимально спокойным тоном:

— Пол, ты хоть раз спрашивал Гарри, хотел ли он вообще стать врачом?

— Тина, что за глупости?! — воскликнул он, от удивления даже подняв густые седые брови. — Разумеется, мой сын хотел быть врачом. Кем ещё ему быть с такими родителями?!

— Так он и будет врачом, я не понимаю, что тебя так возмутило…

— Что меня так возмутило?! — по виду Пола сразу стало ясно, что мои слова если и были услышаны, то точно не были поняты, и он продолжал выплёскивать на меня свой праведный гнев: — Тина, Гарри должен стать нейрохирургом, как я! А ты должна была проследить, чтобы он им стал, а не покрывать его глупости!

— Пол, Гарри не хочет быть нейрохирургом, а я не собираюсь учить того, кого моя дисциплина абсолютно не интересует. Ричард Мэйсон в восторге от твоего сына, он сейчас самый лучший его ученик… Травматология тоже интересная и нужная наука, и Гарри сможет и там добиться многого. Почему ты не можешь просто порадоваться за него и поддержать?

— Поддержать? — тихо, но очень зло повторил Пол, и я вновь молча уставилась на него в ожидании второй волны гнева. — Почему я должен поддерживать какие-то глупости? Нигде, кроме нейрохирургии, мой сын не сможет проявить себя по максимуму. Так что я собираюсь забрать его к себе в Нидерланды, и лично займусь его обучением.

— Пол, мне почему-то кажется, что Гарри с тобой не поедет, — устало возразила я, понимая, что мои слова пройдут мимо его гениального мозга. — Так что зря ты сюда приехал…

— Нет, не зря, — упрямо возразил Пол, буквально уничтожая меня взглядом. — И ты или скажешь мне, где он сейчас, или я сам отправлюсь на его поиски…

Ещё раз тяжело вздохнув, я молча потянулась за телефонной трубкой, так как пусть уж лучше семейная драма будет в моём кабинете, который был довольно далеко от посторонних глаз, чем в травматологии на глазах у ни в чём не повинного Мэйсона.

— Профессор Ричард Мэйсон, травматология, слушаю вас, — раздался над моим ухом невозмутимый мужской голос, и я, поморщившись, сказала:

— Ричард, это Тина, а Гарри… случайно, не где-нибудь поблизости?

— Эм… он сейчас на курации, но я могу передать ему… о, Гарри! Подожди минутку. Да, Тина, он здесь, дать ему трубку?

— Не надо, — выдохнула я, посмотрев в полные упрямства и злости глаза Пола. — Передай ему, пожалуйста, что я очень хочу его видеть в своём кабинете. Прямо сейчас.

— Хорошо, Тина, передам, — в голосе Мэйсона сквозило неподдельное удивление, но он не стал выяснять причины моей странной просьбы, и я положила трубку, выразительно посмотрев на Пола.

— Сейчас придёт Гарри и скажет нам, чего же всё-таки хочет от этой жизни.

— Мне всё равно, что он нам скажет, Гарри поедет вместе со мной в Нидерланды, — строго ответил Пол, а я про себя подумала: «Что же ты делаешь, идиот, тебя же собственный сын возненавидит после этого…»

— Профессор Реддл, вы хотели меня видеть? — радостно поздоровался со мной Гарри, улыбнувшись во все тридцать два зуба, но его улыбка тут же сползла с лица, как только он увидел, кто же сидел напротив меня. — Здравствуй… папа…

Если честно, я была очень рада, когда в кабинет после тринадцати минут напряжённого молчания вошёл мой юный друг, но радость была практически секундной, ведь мне стало так жаль этого мальчика, со страхом смотревшего в ледяные глаза своего отца.

— Гарри, завтра ты поедешь со мной в Нидерланды, и я лично займусь твоим обучением, — произнёс Пол не терпящим возражений тоном, а моё сердце сжалось от того отчаяния, что читалось в ярко-зелёных глазах Гарри.

— Папа, я хочу остаться здесь, в Лондоне, — тихо ответил он, смотря попеременно то на меня, то на Пола, словно прося о защите, и сердце опять дрогнуло. — Я не хочу учиться нейрохирургии, мне нравится работать у профессора Мэйсона.



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться