Тени прошлого. Начало

Глава 48. Воспоминания

* * *

 

— Олив, вставай, опять проспишь! — донёсся до меня сквозь сон грозный голос мамы, и я повернулась на другой бок и накрыла голову одеялом, чтобы хоть как-то заглушить его. — Олив!

Только я накрылась одеялом, как мама подошла ко мне и резко сдёрнула его, отчего я тут же поёжилась и свернулась калачиком, пытаясь сохранить остатки тепла.

— Олив, вставай! — требовательно воскликнула она, как следует тряхнув меня за плечо. — Ты опять опоздаешь в школу! А если я получу ещё хотя бы одно замечание от учителей по поводу твоего поведения, то запрещу тебе пригласить к нам на выходные подружек!

«Вот чёрт!» — подумала я, почти смирившись с мыслью, что свою тёплую и такую притягательную в восемь утра кровать мне всё-таки придётся покинуть.

— Олив, ты меня слышишь?!

— Да… — пробурчала я, потерев руками глаза.

— Чудесно, что у тебя нет проблем со слухом! — рассерженно проворчала мама, распахнув занавески на окнах, отчего я сразу же зажмурила едва приоткрытые глаза. — Вставай быстрее! Если я не увижу вас, юная леди, через десять минут на кухне за завтраком, то в школу пойдёшь пешком!

— Нет… я встаю… встаю… — жалобно протянула я, находясь ещё только на стадии планирования подъёма с кровати. — Только попроси папу подождать меня… там же четыре квартала…

— Ничего, ты же выспалась! Вот и прогуляешься пешком… десять минут! — поскольку я всё ещё не могла разлепить глаза, то исключительно на слух определила, что мама покинула мою комнату, а потом снова послышался её голос, уже из другой: — Брендон! Вставай, соня, ты прямо как твоя сестра!..

«Ненавижу школу… — с тяжёлым вздохом подумала я, перевернувшись на спину, и безразлично посмотрела в потолок. — Ну почему нельзя сделать её посещение добровольным?! Я бы добровольно туда не ходила…»

Но тут снова послышался недовольный голос мамы:

— Олив!

— Я уже почти умылась!.. — прокричала я в ответ, продолжая лежать в кровати, и до меня донёсся ещё более недовольный ответ:

— Не смей мне врать! Отец сейчас позавтракает и уедет!

«Мамы… интересно, у неё камеры повсюду натыканы или она сквозь стены видит? — ехидно подумала я, всё же выбравшись из такой мягкой кровати, а затем поползла в ванную комнату. Почему-то именно в этот момент я подумала, что со стороны точно выглядела как те зомби из ужастика, что я смотрела втихаря от родителей в выходные, и от этих мыслей не смогла удержаться от смеха. — Если всё пойдёт по плану, то мы с Джен и Фиби ещё посмотрим что-нибудь прикольное, только бы предки уехали, как и обещали!»

На самом деле, в те самые выходные, на которые у меня было столько планов, у меня должен был быть день рождения. Точнее, день рождения у меня был сегодня, первого октября, а в выходные я собиралась как следует его отметить. И хотя мама грозила, что запретит звать подружек, я не сомневалась, что эти угрозы так и останутся угрозами, так как уже где-то месяц канючила праздник с подружками, а родители с мелким братом так удачно собирались поехать в соседний город к бабушке. Всё-таки тринадцать лет — это как раз тот возраст, в котором уже можно остаться «одной» дома. «Одной» потому как я собиралась закатить вечеринку, а ещё пригласить главного красавца нашей параллели, Кевина Брауна, к себе… и кто знает, может, даже сыграть с ним в бутылочку…

Видимо, я настолько глубоко погрузилась в мечты о своём объекте обожания с начальной школы, что папа, только увидев растрёпанную меня в столовой, многозначительно посмотрел поверх газеты, усмехнулся, а после снова погрузился в чтение, левой рукой держа на весу чашку кофе.

— Выспалась, именинница? — проговорил он, отпив из чашки, и я подошла к нему со спины и чмокнула в щёку.

— Конечно! Выспишься тут с таким будильником…

— Олив, ты же прекрасно знаешь, как твоя мама не любит, когда твои учителя звонят ей и говорят, что ты опять опоздала… — задумчиво протянул папа, не отрывая взгляда от газеты, а в это время на просторную кухню, где мы сидели, вбежал мой младший брат.

— А Олив уже тринадцать! Старуха! Старуха! — весело загоготал он, но получил от меня хорошую затрещину по спине, когда пробегал мимо. — Ай! Мама, она опять дерётся!

— Олив, не трогай брата! — грозно сказала мама, тоже войдя в кухню. — Брендон, хватит дразнить сестру, у неё сегодня праздник! Завтракайте быстрее, папа не будет ждать вас всё утро!..

— Да, мой фюрер, — буркнула я, на что уже сама получила по затылку. — Ай!

— С такими вещами не шутят, — сердито проговорила мама, когда я недовольно посмотрела на неё. — Ты же знаешь, что твой дед освобождал…

—…узников Дахау, да, знаю, — скучающе протянула я, залив хлопья молоком, а затем стала старательно их жевать, боясь, как бы папа не передумал меня подвезти до школы. — Я знаю, мам, прости.

Она лишь смерила меня выразительным взглядом и принялась убирать грязные тарелки со стола, оставшиеся, видимо, после их завтрака с папой.

— Завтракай быстрее, иначе я сильно подумаю насчёт твоего праздника…

— Но мам! — сразу воскликнула я с набитым ртом, на что получила очередной сердитый взгляд. — Ты же обещала!

— Не говорите с набитым ртом, юная леди. Все кавалеры тут же разбегутся от такого бескультурья…

— Если б они ещё были… — проворчала я, но тут Брендон, налив себе сока, гаденько пропел:

— А как же Кевин…

— Заткнись! — тут же огрызнулась я, но Брендон благоразумно отсел от меня на одно место поближе к маме и продолжил издеваться:

— Олив влюбилась в красавчика Кевина, Олив хочет позвать его…

— Я сказала заткнись! — я уже не на шутку взбесилась, ведь братец, видимо, подслушал мой телефонный разговор с девочками, в котором я обсуждала планы по покорению Кевина, а предки точно не должны были ничего знать.

— Кто такой Кевин? — подал из-за газеты голос папа, а мама крайне заинтересованно посмотрела на меня, оторвавшись от домашних дел.

— Мы учимся с ним вместе на химии и физике, — стараясь держаться максимально невозмутимо, ответила я, но Брендон снова пискляво протянул:



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться