Тени прошлого. Начало

Глава 50. Попытки

* * *

 

Музыка отдавала в уши, а мои пропитанные алкоголем мозги, казалось, были готовы вытечь от очередного бита. Но я всё равно продолжала сидеть за барной стойкой, попивая, наверное, уже пятнадцатый мартини и выкуривая сотую за день сигарету. Конечно, с таким же успехом я могла бы сидеть и дома в одиночестве, но что дома, что в клубе было одинаково противно, а так люди вокруг хотя бы создавали иллюзию «общества». Хотя полупьяную молодёжь назвать достойным обществом было трудно.

Так я и сидела за барной стойкой, думая о вечном, пока справа от меня не раздался довольно приятный мужской голос:

— Привет! — я, подумав, что обращались не ко мне, проигнорировала его, но голос раздался снова: — Эй, я Харви! А тебя как зовут?

Медленно повернувшись, я поморгала и озадаченно уставилась на высокого блондина (впрочем, с моим ростом в метр шестьдесят пять любой мужчина казался высоким) лет двадцати пяти, одетого по последним требованиям современной моды хотя и без излишеств, а волосы средней длины были тщательно уложены. Сглотнув, я неуверенно улыбнулась и проговорила:

— Олив.

— Приятно познакомиться, Олив! — широко улыбнувшись, воскликнул Харви, и моя ответная улыбка стала более уверенной. — Ты здесь одна или с друзьями?

— А для чего ты интересуешься этим? — кокетливо уточнила я, уже полностью развернувшись в сторону своего нового знакомого.

— Думаю, будут ли тебя искать, если я тебя похищу, — подмигнув, пояснил Харви, и я громко рассмеялась его уверенности.

— Вот как! А с чего ты взял, что я с тобой пойду?

— А ты не хочешь? — заказав виски, спросил он. — Ты знаешь, кто я?

— Понятия не имею! — прокричала я, поскольку музыка вдруг усилилась, и мой ответ мог затеряться в беспорядочном потоке нот. — А ты какая-то известная шишка?

— Да нет, — усмехнувшись, ответил Харви, взяв стакан с алкоголем, и сделал небольшой глоток. — А ты чем занимаешься, Олив?

— Я?! — удивлённо переспросила я, окончательно осушив свой бокал с мартини. — У меня… богатый отец, известный человек! Он полностью меня обеспечивает, так что я могу нигде не учиться и не работать и жить в своё удовольствие! Чем я, собственно говоря, и занимаюсь… Ненавижу этих серьёзных зубрил, они такие зануды!

В этот момент я выудила из небольшой сумочки очередную сигарету, прикурила её и глубоко затянулась. Харви, недолго думая, тоже прикурил свою, и на время довольно шумной композиции мы сидели молча, наслаждаясь никотином. А когда мелодия закончилась так же, как и моя сигарета, я снова повернулась и по-деловому спросила:

— Так что, к тебе?

— То есть ты согласна поехать со мной? — со смесью удивления и смеха уточнил он, но я закатила глаза, кинула окурок в пепельницу, пододвинулась и крепко его поцеловала.

— Так ответ понятнее? — выдохнула я, отстранившись от него, и на красивых розовых губах расцвела довольная улыбка.

— Да, так понятнее…

— Тогда поехали! — громко крикнула я, соскочив со своего места.

Правда, я немного не рассчитала дозу принятого алкоголя, так что сразу же покачнулась, но Харви вовремя меня поймал и прижал к себе. Опять рассмеявшись, он поцеловал меня, а затем повёл в сторону выхода из шумного клуба к своей машине. Увидев марку автомобиля, я была немного удивлена, поскольку машина была довольно редкой и дорого́й, но мне почему-то подумалось, что, скорее всего, Харви принадлежал к категории «золотой молодёжи», под которую я пыталась мимикрировать, так что ничего удивительного в своей находке не обнаружила.

Подъехав к просторному дому за городом, практически полностью сделанному из стекла, прямо как наша с Лестатом вилла, мой спутник на эту ночь галантно помог мне выйти из автомобиля. А я была настолько пьяна, что сразу набросилась на него, даже не дойдя до входной двери. Харви подхватил меня на руки, каким-то чудом открыл дверь ключом, но до спальни мы дошли гораздо позже, поскольку ни я, ни он не удержались, и секс случился прямо на столе в гостиной. А потом ещё несколько раз в спальне, пока я, уставшая и в сумеречном сознании, не провалилась в глубокий сон, который мог дать мне только алкоголь.

Проснувшись на следующий день от яркого, слепящего солнца, которое полностью залило светлую спальню, я первым делом почувствовала уже ставшую привычной тяжесть в голове и сухость во рту. А немного позже, после прогрева мозгов, я стала ощущать и горячие руки, обхватившие моё полностью обнажённое тело.

— Привет, Олив! — заметив, что я проснулась, произнёс обладатель тех самых рук, а я мутным взглядом посмотрела на него, абсолютно не помня, как же оказалась в чужой кровати. — Харви, мы вчера были в «Конте»…

— Ага, я помню… Харви, — закрыв глаза, сказала я и устроилась на его груди, даром что терять уже было нечего. — У тебя случайно нет поблизости сигарет?

— Я не очень люблю курить в кровати, Олив, — усмехнувшись, заметил он, чуть крепче прижав меня к себе, а я вздохнула и обречённо подумала, что раз в этой кровати нельзя курить, значит, больше мне в ней делать нечего. Словно угадав мои мысли, Харви добавил: — Но для тебя найдутся…

С этими словами он привстал немного и порылся на тумбочке, а затем протянул мне сигарету и помог поджечь, и я с умиротворением потянулась, наслаждаясь привычным табачным дымом.

— Хочешь кофе? — вежливо поинтересовался Харви, почувствовав, что моё настроение заметно улучшилось, и я благосклонно протянула:

— Ага.

— Тогда вставай, кофе точно на кухне! — рассмеялся он, а я закрыла глаза и откинулась на подушки, размышляя, так ли сильно хочу этот кофе, чтобы вылезать из мягкой кровати.

Но всё же через какое-то время я встала, приняла душ, оделась и пришла на кухню, где вовсю хозяйничал Харви, пытаясь приготовить на завтрак блинчики, а на столе неподалёку шумела кофеварка. Оглядевшись, я приметила, что обстановка дома была… высокотехнологичной, довольно простой, но дизайнер здесь явно поработал. Мне понравилось обилие светлых оттенков, в основном белого, и простота линий, а ещё то, что вокруг было довольно много пространства для творчества.



Tina Vell

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться