Тени смерти

Размер шрифта: - +

Глава 13

Лекс

После местной анестезии у меня двоилось в глазах, а добрый дядя Толя еще коньяка хлебнуть заставил — у него было в машине.

Пью редко и потому мне вполне хватило. Мозг крутил песенку про некроманта. Полусонный циник, который вдруг проснулся в моем сознании откровенно кощействовал. С садисткой радостью сообщил, что я похож на алкоголика со стажем. Поздравил с незабываемыми приключениями, найденными на самое мягкое место, да так «удачно», что сидеть теперь смогу не скоро.

Я отказывался верить, что все произошло ни в кошмарном сне, ни в бессмысленном ужастике, а именно со мной. Быть может, это спасло сознание. Иначе отвращение к себе – к швам на теле, к порезу на горле, к синякам, основательно выпачканным грязью и травой джинсам, – убило бы меня.

 

Мне позволили прилечь на лавку в маленьком коридоре, чтобы дождаться, пока заберут. Травмы сегодня получили не многие, а значит лечь можно, никого не потревожив.

Интересно, что подумали люди, когда я осторожно лег на живот и положил голову на сложенные руки. Нет, их мнение не так уж заботило, из любопытства узнать бы.

 

Когда услышал знакомые шаги, осторожно поднялся. Знаете, как сложно вставать после таких «приключений», чтобы не причинить себе еще больше боли. Это, между прочим, целое искусство!.. А я владею им, но не в совершенстве.

Поджав губы, я опустил глаза. Кира тоже приехала. Дорого я дал бы, чтобы она не видела меня таким. Мучительно краснее бормотал какие-то слова благодарности.

 

– Ну, все. Теперь поехали, – сказал дядя Толя. Взял меня за ободранное предплечье и потащил за собой к выходу. Сделал это без злого умысла, боялся, что я упаду или буду шататься как после попойки.

– Эх, бедный музыкант. Видно, это ему в милиции за «здорово живешь» всыпали, – проворчала бабушка – «божий одуванчик».

Ох, уж эти старушки! Они, наверное, есть во всех уголках мира. Сидят везде, где есть лавочки и думают над вечными философскими вопросами: кто наркоман, кто алкоголик, а кто гулящая женщина.

 

Дядя Толя сделал вид, что ничего не слышал, а меня душил истерический хохот.

 

***

В машине я забрался на заднее сиденье и лег. Объяснил, где живу и задремал. Проснулся, когда остановились у моего дома.

– Нам нужно поговорить. Сейчас. – Кира тоже вышла со мной.

Я кивнул, покосившись на дядю Толю.

– Большое спасибо. Я пропал бы без вашей помощи, – прошептал я, выбравшись из салона. Говорить в полный голос слишком тяжело.

Мой спаситель пожал плечами в ответ и скоро уехал. Ему не очень-то нужны мои благодарности.

 

Самое унизительное то, что Кира меня видит в таком состоянии. Должно быть, я глубоко противен ей. Но почему тогда она решилась на разговор?..

Мы поднялись в квартиру. Мне в первый раз стало неловко за погром, который разводил несколько месяцев.

 

– Я скоро, – пообещал, запираясь в ванной.

– Чаю пока сделаю, если найду чайник.

 

Вымыться, как следует пока нельзя, потому пришлось обтереться мокрым полотенцем. Бросил в тазик с порошком одежду. Сквозь шум воды я услышал:

– Лиза, не надо расшифровывать послание. Уже не надо. Это была шутка. Я знаю дурака, который так пошутил, но он больше не будет. А если будет – получит по шее.

 

Последнее предложение она сказала громче, чем остальные. Может мне лучше остаться в ванной?.. Прикинуться мертвым?.. Хотя это глупо. Надо или поздно выйти все же придется.

Надел потрепанный домашний балахон и старые разношенные джинсы. Осторожно вышел в коридор, готовый к основательной моральной взбучке…

Оказалось, Кира нашла две чистых кружки, и, о чудо, поднос. Хорошо, значит, не собирается убивать, по крайне мере не сейчас.

Вопросительно посмотрел на шоколадку, разломанную на части, и коньяк.

– Купила по дороге, пока ты спал.

– Напоить меня хочешь? Учти, я отвратительно пою, а когда пьян, то вовсе несносно…

 

Она села в кресло, а я сгреб в кучу подушки, и устроился на диване.

Осторожно принюхивался и внимательно рассматривал содержимое кружки, но скоро был остановлен фразой:

– Хотела бы убить – не стала бы переводить продукты.

– Мило с твоей стороны.

 

Мы пили чай с коньяком. До чего я дожил, девушка угощает меня выпивкой. Впрочем, появилась надежда, что все разноса не будет.



Марина Солодова

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться