Тени Танцуют в Полдень

Font size: - +

Эпилог

Внимание, эпилог содержит сюжетный твист.

 

Gunship — Pink Mist

 

Через восемь месяцев и десять дней меня выписали из психиатрической больницы Сан-Пау. В ней лечат пациентов «теневого психоза» — очередное открытие психиатрии.

Однажды эта эпидемия просто взяла и разразилась посреди благополучного и процветающего Миллениурима — культурной столицы Первой Земной Конфедерации. Пациенты с этим диагнозом в один момент словно сошли с ума — шепча что-то о Третьей мировой войне, которой никогда не было, о загадочных тенях и прочих потусторонних созданиях, что бродят по улицам города-монстра, названного Вторым Римом.

Полная чушь! Такого просто не могло произойти на процветающей планете, где и первых двух войн не было. Да и когда им быть, когда давно установлен контакт с разумными расами, обитающими в других частях необъятного космоса, и человечество готовится к торжественной встрече, которая пройдет в Лунном Нью-Йорке?

Но я знала, что ничем мы не больны. Просто мы, заклинающие, помним все, что происходило в параллельной земле.

Лично я — Ивета Янсонс, жила, как и любой другой землянин, работая в библиотеке, пока однажды меня не настиг приступ прямо посреди улицы тихого приморского городка. Здесь у меня была любящая семья: мать, отец, сестра. Ликсма вскоре собиралась выйти замуж за своего парня, Алекса Корикова. Он работает детским врачом. Именно благодаря его связям меня удалось пристроить в переполненную клинику Сан-Пау в Миллениуриме — колыбели цивилизации, чей исторический облик был сохранен до мелочей.

Но я всего этого не помнила. Последнее, что я видела, были мерцающие во тьме глаза Кристоффа. Потом я моргнула, а в следующий миг увидела себя в незнакомом месте со столпившимися людьми вокруг. Психиатрическая бригада приехала почти мгновенно.

Спустя месяц кошмары о чуждой земле, которые я видела, стоило мне закрыть глаза, стали утихать. А спустя два я поняла, что нам, психам, никто не поверит. Да и как, если доказательств нет? Мне бы радоваться, что все получилось, но… Я не могла! Не могла забыть все эти смерти, что прошли сквозь меня!

А потом, спустя полгода, я вдруг поняла: если хочу выйти отсюда, мне придется принять новые правила игры.

Выпустили меня спустя еще два месяца. Притворялась я очень хорошо, с головой вникая в знания о новой Земле. Я не стала уезжать домой — осталась тут, у тетки, Амелии Инганнаморте, хорошей, но увлеченной наукой женщины.

Амелия была не в восторге от моего пребывания, но я сумела ее уговорить. Она часто пропадала в командировках, летала на Луну, так что у меня была возможность побыть одной. Семье, конечно, это не нравилось, но… Я помнила все, как было там, в другом мире. Про Ликсму, Алекса, родителей. Они все были мертвы и даже видеть их было невыносимо. Я думала о том, что должна радоваться, что они живы…

Но не могла.

Так что я устроилась работать в старомодную кофейню-бар, где мне даже не пришлось учиться обращаться с кофе-машиной: к удивлению нанимателя я весьма ловко смогла приготовить все вручную. Еще бы, в этом мире человеческий труд был роскошью.

Конечно, меня не хотели принимать вот так сразу, без рекомендаций. Но как отпустить человека, который ловко делает вкусные коктейли? Тем более, что у меня была кристально чистая репутация: Алекс подсуетился и из моего интернационального паспорта гражданина Земли стерли все упоминания о пребывании в больнице Сан-Пау.

Однажды я не выдержала и поискала информацию в сети о некоем аристократе Кристоффе Уильямсе. Он, как оказалось, действительно проживал в XIX веке. У него была прелестная жена Шарлотта, двое очаровательных детей, а потом и несколько чудесных внуков. Уильямс был ученым. Его труды легли в основу Трактата о Новом мире, который и привел к тому, что со временем Земля стала процветающей планетой. Работал он вместе с братьями Арк. На досуге увлекался живописью. Умер в возрасте 75 лет в 1925 году в окружении семьи и близких друзей.

Вот так.

Я долго думала о том, что все это было. Память о тех событиях. Воспоминания, пришедшие ко мне от другой Иветы из параллельного мира, или же действительно всего лишь выдумка, порожденная болезнью? Любой из этих ответов меня пугал. И я старалась думать о них поменьше.

Через некоторое время кошмары стали потихоньку отпускать, а ужасающие события стираться из памяти, замещенные новыми, счастливыми. Я даже стала отвечать на флирт некоторых парней-посетителей — раньше меня было не пробить. В общем, зажила спокойной жизнью, насколько это было возможно. И еще я больше не заводила кошек.

А потом на мою электронную почту пришло письмо.

Письмо было от Английского национального музея живописи. Меня извещали о некой картине, которая должна была перейти мне во владение.

Картину «Девушка из будущего» мне завещал Кристофф Уильямс, сам автор. В соответствии с его последней волей, она была передана во владение музея до 2059 года, а теперь срок подошел к концу и они желали получить мое согласие на продление прав, или же, в случае отказа, передать картину мне.

На международное метро я бежала, забыв надеть пальто. И вот, спустя час, стояла на ступенях внушительного многоэтажного здания с мраморными колоннами, не решаясь войти.



Мила Моконова

Edited: 26.02.2018

Add to Library


Complain