Тени Витрувии

Размер шрифта: - +

Глава 1 - Волнолом

Твой первоначальный бескорыстный выбор теперь наполняет тебя эгоизмом.

Фрэнк Герберт, «Бог-император Дюны»

 

Короткое сообщение от Ольги - как водораздел, разбивающий жизнь на «до» и «после».

Роберт еще некоторое время тупо смотрит в пространство перед собой, где в дополненной реальности нейроинтерфейса горит одна-единственная строка:

«Выбирай, Яблочкин - или я, или игра».

Серебряная пуля пневмопоезда мчится над землей со скоростью триста километров в час. Прозрачный пластик, в который упакована линия метробана, пропускает последние солнечные лучи. Над городом догорает день. Здесь, в середине Европы, дни становятся все короче; зима близко.

Вагон полон почти до отказа, но Роб этого не замечает. Все его внимание приковано к этой проклятой строке сообщения. Мимо мчатся небоскребы и неоновые огни; поезд мчится через самое сердце огромного мегаполиса. Вся страна - да что там, почти весь мир - это один огромный город. Центром эту часть называют в основном по привычке.

Между станцией, где находится его университет, и домом - четверть часа пути. Для Роба она растягивается на час. Ему нужно подумать, и мысленная команда заставляет интерфейс впрыснуть в кровь перо-четверку. Расточительство, конечно. Четверка стоит половины его месячной стипендии, да и врачи в один голос твердят о вреде сабтайм-препаратов выше тройки, но кто их слушает? Уж точно не Роб.

Он пытается отвлечься, разглядывая сидящих вокруг. Большая часть движется медленно, словно через воду; парочка воркует на соседних сиденьях, и их рты открываются так неторопливо, что можно было бы уже сосчитать все зубы во рту у обоих. Роберт знает, что его собственные движения будут такими же неспешными. Перья ускоряют мозг, но не тело, и без гармонизации разумов с другим таким же любителем субъективного времени увидеть скорость невозможно.

Я или игра. Выбирай.

Чудовищный выбор. Поезд тридцать секунд летит через тоннель, связывающий центр города с жилыми районами, где Роб снимает квартирку. На медиа-адаптивных стенах длинной кишки в горе идет реклама. Для Роба она выглядит как набор замедленных кадров, но умный нейроимплант синхронизирует данные со стен, адаптирует ролик для его уровня сабтайма, и позволяет смотреть без задержек.

Снова рекламируют «Сказания Ойкумены». Издеваются, что ли?

- ... уникальный опыт вне тела, в ином мире, с совершенно безопасным рейтингом субъективного времени - семь, - вещает благообразный седобородый господин из глубин огромного кожаного кресла; он отгорожен от камеры гигантским столом под стать всему остальному в кабинете. - Бесконечная осмысленная генерация мира двумя параллельными искусственными интеллектами - залог того, что никому и никогда в Ойкумене не будет скучно... Простая и интуитивно понятная ролевая система, состоящая всего из шести сфер умений, придется по вкусу как новичкам, так и ветеранам жанра...

Картинка меняется. Массивный орк верхом на ездовом волке пробирается через лес. Из тени за ним следят зоркие глаза эльфийки. Она перескакивает с ветки на ветку, выбирает позицию для засады. Скрипит тетива натягиваемого лука... и тут вдруг на лес сверху обрушивается огненный метеорит. Мощный взрыв. Экран заволакивает дымом. Через несколько секунд под тревожную музыку через него проступают силуэты людей, закованных в вычурные доспехи. Тлеют фитили на замках мушкетов сопровождающих их стрелков. Один добивает выстрелом волка. Второй - орка.

Рыцарь приставляет клинок к горлу эльфийки. Та кровожадно ухмыляется - и вдруг взрывается градом ударов! Короткие парные клинки заставляют человека отступать. Мушкетеры открывают огонь, но все мимо. И когда остроухая воительница уже готова нанести смертельный удар, все застывает. Сражающихся окутывают ярко-голубые цепи заклинания. И из дыма и тумана появляются новые фигуры... Возносятся могучие замки, грохочут орудия, а затем - огненные буквы на весь экран с названием игры.

Банальщина, конечно. Но банальщина любимая и привычная. В ней он провел едва ли не большую часть жизни.

Обычное фэнтези. Клише и штампы - орки, эльфы, люди. Но Роберт знает, как снимали этот ролик. Это не монтаж, а обычная игровая ситуация, и каждый такой ролик - просто кусочек записи игрового процесса с независимой камеры наблюдателя, слегка подкрашенный и без окошек интерфейса. У «Ойкумены» - огромные вычислительные мощности, но основаны они не только на фермах квантовых компьютеров с нанокристаллами поведенческих матриц. Львиную долю игры генерируют и просчитывают сами игроки. В определенном смысла, «Ойкумена» настолько же зависит от своих игроков, как и они от нее. Непостижимы глубины сил человеческих, воистину.

Тоннель заканчивается вместе с роликом, и до станции, на которой нужно выходить, остается совсем немного времени.

Парочка на соседних креслах переходит от воркования к более смелым действиям. Всем в вагоне плевать. Стеклянные глаза девяти из десяти выдают полное погружение в дополненную реальность сети. Воистину, сегодня человек живет сразу в двух мирах, и второй все больше замещает первый. Зачем в тысячный раз глядеть в окно, если можно впрыснуть перья - хотя бы банальную двойку или базовую тройку - и за короткий путь домой посмотреть новую серию любимого ситкома? Как вообще наши предки обходились без сабтайма, имея всего двадцать четыре часа в сутках?

Хреново обходились, думает Роберт, украдкой бросая взгляд в сторону парочки. У мальчика длинные синие волосы и проколотая губа, у девочки - короткие красные, а пирсинга и татуировок больше, чем предметов у Роба в куррикулуме. Он никогда не любил наблюдать за такими вот бесстыжими влюбленными, но сейчас его накрывает дикий приступ тоски и зависти. А ведь это могли бы быть они с Ольгой. Он представляет себя на месте синеволосого парня. Волна жара окатывает его с ног до головы. Он горит, парит, летит высоко над поездом, трубой, небоскребами и всем этим городом.



Сергей Сахаров

Отредактировано: 18.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться