Тени Витрувии

Размер шрифта: - +

Глава 2 - Легенда

Чтобы вынести историю собственной жизни, каждый добавляет к ней немножко легенд.

Марсель Жуандо

 

На языке айлэнат, детей жизни, Леран означает «надежда». Тихий и сонный городок, затерянный в восточных пределах домена Тол Леара, почти на самой границе предгорий Змеиного Хребта. Полсотни дворов, ютящихся вокруг мраморных развалин некогда величественного дворца. Размеренная жизнь без происшествий; прекрасный уголок, чтобы скоротать бессмертную вечность.

Ровенралла встречает дымок, поднимающийся над крытыми зеленой черепицей крышами, конское ржание и запах навоза. Бытует мнение, что эльфийские белоснежные кони не оставляют отходов. На самом деле эльфы просто убирают в стойлах почаще людей, вот и весь секрет. Но ничего никуда не пропадает, так что поля вокруг эльфийских деревень пахнут точно так же, как и вокруг людских. Тысячу лет назад, во времена великого царства перворожденных, земля сама даровала им плоды. Сегодня, когда от некогда громадного народа остались жалкие осколки, приходится трудиться. Говорят, богиня Омаэ дарует своим детям куда большие урожаи, чем прочим, но их все равно приходится получать в поте лица и большим трудом.

Леран - прелестный городок. Чисто подметенные улицы, опрятные домики с садами. В каждом видна рука хозяина и хорошего мастера. Резные ставни украшены мотивами растений и цветов, волшебные фонари у аккуратных калиток и заплетенных вьюнками решеток зажгутся чародейским теплым светом, стоит только опуститься темноте. Зодчие-волшебники, что возвели здания вроде разрушенного дворца на холме в середине, давно исчезли, но кое-какие крупицы их знаний еще остались.

Айлэнат, как приходится признать - угасающий народ. В этом заключена величайшая горечь судьбы детей жизни.

Копыта скакуна Ровенралла ступают на мостовую, и подковы выбивают по идеально подогнанным булыжникам звонкое стаккато. Тут и там оборачиваются простые эльфы. Поднимают шляпы, некоторые кланяются или машут руками. В этой глухой провинции еще не забыли, что такое вежливость и уважение. Столичные башни Тол Леары с их интригами и вечно бурлящим змеиным клубком лордов в высоком дворце владыки Калдаэрона давно о них забыли.

Ровенралл отвечает на приветствия, вежливо кивая и улыбаясь в ответ. Он наслаждается последним солнцем этого дня, свежим ветром и запахами жизни. Пение птиц в роще, что начинается сразу за городком, успокаивает и настраивает на добрый лад. Прелестная девушка с корзиной свежевыстиранного белья кокетливо улыбается ему, строит глазки. Ровенралл поднимает руку, неторопливо проезжая мимо.

У этой НПС наверняка в настройках характера есть черта «Обольстительница». Жаль, что нельзя познакомиться поближе. За каждым болванчиком есть история. Вернее, появится, стоит ему обратить на нее пристальное внимание; будет поднята из глубин хранилища подобных историй, словно из бункера с боезапасом, заряжена в уста этой прелестницы, будто в пушку - и ей выстрелит прямо в сердце игрока безучастный и всевидящий Летописец, главный бог, правящий этим миром.

В конце концов, все они - просто заметки на полях великих хроник Ойкумены.

Интересно, как все случится, думается ему. С какой стороны придут огонь и сталь орочьих топоров? И неужели в деревне нет ни одного охотника, кто мог бы предупредить остальных? Как вообще этот райский уголок существует так близко от вечно неспокойной границы с владениями Горных народов без стен и стражи?

Над руинами дворца лениво колышется на ветру знамя - зеленое древо на белом поле. Герб принадлежит кому-то из мелких лордов Тол Леары, но его имени Ровенралл никак не мог вспомнить. В иное время он бы не стал так просто заходить на чужую территорию, да еще и приказывать своему сенешалю вести за ним следом гвардию. Верный, добрый сенешаль! Его будет так не хватать. Этот умудренный столетиями эльф знал ответы на все вопросы, что только мог задать его господин касательно эльфов, управления доменом или истории мира.

Единственный в жизни Роберта собеседник, который никогда не отвечал отказом на просьбы. Теперь он лишится и этого.

Еще с пригорка перед Лераном лорд установил себе цель, место, где он станет дожидаться появления своих солдат. Что-то подсказывало - все начнется раньше, чем они явятся, но Ровенралл давно перестал пытаться сломать систему и перекроить все на свой лад. Возможно, будь это его первое испытание, он бы ворвался в Леран вихрем, разыскал городского голову и созвал бы всех способных носить оружие. Создал бы с чистого листа ополчение, расставил лучников на всех крышах и устроил бы оркам кровавую баню, водя их по узким улочкам и в конце концов разбил бы их где-нибудь в районе мраморных развалин на холме.

Ему это больше не интересно. Лорд Ровенралл едет завершать свою историю, и победа волнует его меньше всего. Он просто хочет, чтобы о нем пели еще много лет у очагов придорожных таверн и в постоялых дворах, и чтобы бродячие барды рассказывали его историю. Да так, чтобы у слушавших ее ладони сами ложились на рукояти мечей и падшие духом находили в ней опору, крепость и утешение.

Лорд Ровенралл едет вершить свою последнюю легенду. Но прежде он не может отказать себе в маленьком грехе.

То немногое, что осталось от старой жизни эльфов - это Дома Удовольствий. В человеческих городах под таким названием скрываются самые обычные бордели, но в Леране так называется скромный постоялый двор. Опрятный двухэтажный домик, на первом этаже - небольшой обеденный зал на полдюжины столов, выше - комнаты для тех, кого угораздило заночевать в этом маленьком уголке цивилизации посреди бескрайних лесов восточной окраины. Несколько посетителей в зале проявляют уважение к лорду, держась подальше и только приветствуя его короткими кивками. Хозяин, такой же скромно одетый и чистый, как и большинство местных жителей, протирает за стойкой хрусталь.



Сергей Сахаров

Отредактировано: 18.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться