Тенор (не) моей мечты

Глава восьмая

Умные люди женяться рано.

Пока еще глупые

(не, ну в нашем случае – выходят замуж, так как я об Анне)))

 

Анна

 

Девчонки ругались – это было понятно. Я замерла перед дверью, которую сама же и закрыла, задумавшись. Как стоит поступить. Вмешаться? Спросить, почему нотные листы на полу? Или дать возможность поросли этой, самостоятельно-зеленой, самой решить свои архиважные проблемы. Ох, как же я понимала дочь. Потому что и сама ревновала и к этой слишком серьезной девочке, пиар-менеджеру, подумать только. Неприятно признаваться себе в этом, но… Девочка эта подошла ко всем четверым, в том числе и к Артуру так близко, как никогда не удавалось ей, его жене. Девчонка словно знала какое-то тайное слово, которое позволило…

– Аня, – раздался тихий шепот из гостиной.

– Да?

 Я поспешила туда, раздумывая уже всерьез – а не вызвать ли врача. Пусть посмотрят этого малоугомонного. Что мне и мне такое счастье-то?

– Прости меня, – проговорил Артур. Почти беззвучно.

Вот тут я замерла на пороге комнаты. Что? Такое бывает? Да еще и – вот странность – безо всякого безукоризненно исполненного драматизма. Так. Куда это странное создание дело моего мужа? СТОП!!! Аня! Бывшего мужа. И никак иначе. Бывшего.

– Я… оказался дома. И мне стало так хорошо. Вот в голову и ударило. Как будто все по-прежнему.

Он усмехнулся. Над собой. И это тоже было странно, потому что тот, другой Артур, из другой моей жизни, просто-напросто так не умел. Сердце защемило. Неужели он…

– По-прежнему хорошо и правильно, – закончил он.

– По-прежнему не будет, Артур, – еле слышно ответила я, пересекла гостиную и опустилась в кресло напротив. Ноги меня не держали.

– Почему? – он приподнялся на локтях, уставился на меня, непривычно серьезный. И печальный.

– Может быть, потому что меня это «по-прежнему» не устраивает?

– Все было так плохо, Ань?

Ох ты ж… Вот как ответить, что «все»? Это было б неправдой. Была Катя, была наша любовь, страсть такая, что просто дух захватывало. Были его приезды с гастролей и наши умопомрачительные объятия. Была его потребность сделать все для семьи, чтобы было хорошо: дом, рояль, образование для дочери. Чтобы всего было вдоволь. Были наши вечера, когда мы уставали оба так, что шевелиться на могли. Замирали в обнимку на этом самом диване. И просто дышали в такт. Было его искреннее восхищение мной. И было мое преклонение перед ним как перед гениальным вокалистом. Было. Было. Было… Но…

– Все было для тебя, Артур, – вырвалось у меня то, о чем я никогда не говорила. И даже боялась думать. – Карьера. Гастроли. Проекты. Быт, подчиненный твоим нуждам.

– Ты никогда не говорила, что тебе нужно что-то другое.

– Не говорила. Думаешь, зря?

Он задумался. Вот реально, за-ду-мал-ся! И с тяжелом вздохом ответил. Правду, которую они знали оба:

– Тогда такой разговор был бесполезен. Я бы не стал слушать.

– Что и требовалось доказать.

Я на мгновение закрыла глаза. Потому что больно. Слишком больно.

– Но это было. С тобой. Со мной. Прошло время. И мы изменились. Я изменился. Многое понял. И может быть, нам стоит?..

Он качнулся ко мне. Но… взял себя в руки и… остался на месте. Только смотрел. Ни рисуясь. Не играя.

– Артур, я…

Как обходиться вот с таким Артуром, я не знала. И просто растерялась.

Звонок в дверь – требовательный, переливчатый, перебил разговор, спугнул что-то важное, что только-только стало подкрадываться к нам.

– Кто там еще?

Я поднялась, тихонько вздохнув с облегчением, Артур нахмурился.

– Не открывай, – попросил он.

Я только головой покачала. Жаль, от реальности не спрячешься. Ни за закрытыми дверьми квартиры, ни в чувствах, какими бы фееричными они не казались.

– Привет!

И дружный такой хор мальчиков-зайчиков. Так. Только квартета «Крещендо» в полном составе мне не хватало.

– Это тебе, – Лева прошел в квартиру, не дожидаясь приглашения, и сунул мне в руки огромный пафосный букет, из разряда, что дарят начальству на юбилеи: подороже да побогаче.

– Как там Артур? – Иван покосился на меня и взглядом спросил разрешения войти. Ну, хоть кто-то.

– Там самолетом доставили горный мед. Какой-то особый, лечебный. – Сергей поднял сумку и покачал перед моим носом.

– Замечательно, – кивнула я. Все трое вопросительно посмотрели на меня. – Артур в зале, Маша тоже здесь. Общается с Катей.

– Видишь, как хорошо, – улыбнулся Лева с видом человека, у которого сбылась самая заветная мечта. И даже без обычного ехидства в зеленых глазах. Что это с ним?

– Мы не вовремя? – тихо спросил Иван. – Прости.



Тереза Тур

Отредактировано: 29.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться