Теорема существования-2. Константа

Размер шрифта: - +

Глава 2.Дворец

 

 

 

 

 

Вспышка света. Незнакомые голоса что-то говорящие. Я спрашиваю кто они, сначала по-русски, потом по-английски.

Мне отвечают, но я не понимаю что. Спрашиваю по-немецки. Единственное, что я помню из фильмов: « Шпрехен зи дойч? Шнелле!» . Явь и сон сплетаются в неимоверный клубок.

-На каких языках она говорит?- шепчет женский голос.

-Не знаю,- так же шепотом отвечает ей мужской,- надо доложить владыке.

Темнота.

-Надо уменьшить порцию зелья,- сердито выговаривал голос, -она говорит на своем языке и не понимает хотя бы  имперского. А мне нужны ее знания, очень. И она сама . В сознании.

Второй голос дребезжал как крышка на закипающем чайнике:

-Поймите, Владыка, подбор дозы весьма сложен. А она, вдобавок ко всему, постоянно теряет вес, если я дам меньше зелья, чем нужно, она может вспомнить все,- он вдруг замолчал словно наткнувшись на что-то и торопливо добавил,- но я, конечно, постараюсь подобрать.

Я открывала глаза, как бы выныривая из темноты, и видела край окна с темной, вроде бы коричневой, шторой. Она была подвязана  толстым золотым шнуром. Темнота наступала снова,  подкрадывалась, гася лучики света на потолке. Медленно, приглушенно, как из -под толщи воды до меня доносились звуки. Кто-то гладил меня по голове и ласково просил:

-Милая, не мечись так, я знаю, что тебе больно. Не плачь. Прошу, потерпи немного.

Я не открывая глаз чувствовала как меня приподнимают, льют какую-то сладкую жидкость в рот и снова проваливалась в темноту.

Иногда становилось нестерпимо жарко и от этого было еще больше больно.  Я дергала ногами стараясь отодвинуть источник тепла подальше.

-Поешь, милая,- просил тот же голос, -немножко. Тебе нужно набраться сил и выздоравливать.

Я отворачивалась, мою голову осторожно поворачивали в нужную сторону и вливали что- то остро пахнущее и соленое. Я отплевывалась. Жидкость была ужасно противной.

Голос рассказывал, что в этом году на удивление теплая осень и в саду огромный урожай яблок и сладких груш. Что я должна обязательно попробовать хоть одну. Иногда он пел, напевал что- то непонятное мне, длинное и заунывное, потом тихо смеялся и говорил, что это его колыбельная для меня, жаль, что я его не слышу. Но я слышала.  И снова рассказывал про сад, про цветы,  которые  спрячутся потому, что скоро придет зима.  Про фонтаны. Про птиц которые поют  о любви сидя на фруктовых деревьях. Рассказывал о ягодах атраа- ягодах любви.  Когда двое счастливы, они кормят друг друга этими ягодами и целуются, говорил мне голос.   Иногда  голос был сердитым, он тихо ругался на какой- то совет, говорил, что лучше знает, но не слушать совет нельзя.

Мне нравился этот низкий с хрипотцой голос. Потому, что хоть немного, но он отгонял боль. Боль была постоянной, не острой, но сильной, выматывающей. Болел живот, болели ноги, почему -то в районе  колен, болела спина и шея. Я открывала глаза, смотрела на странный потолок, откуда- то я знала, что правильный потолок белого цвета. А этот был неправильным: не белым. Разрисованым и позолоченым.

Потом уставала от боли, снова закрывала глаза проваливаясь в никуда, там , в теплой темноте было не больно.

Однажды мне стало холодно, так сильно холодно, как будто меня положили в ледяную воду. Я поняла, что умираю.

-Я умираю,- сказала я голосу,- жаль.

Голос возразил:

-Как ты можешь умереть, ведь ты такая сильная, и столько времени боролась.  И я обещал , что не дам тебе умереть.

-Не, слабая,- возразила я, выдохнула последний воздух из легких , вдыхать сил уже не было.

-Не смей! -закричал на меня голос,-  дыши! Инга! Инга, прошу тебя!

Все верно, мысленно согласилась я с  голосом. Инга это я.

Меня тряхнуло, боль снова ожила, обрадовалась, прострелила все тело сверху донизу. Я вдохнула и открыла глаза.

-Были бы у меня силы, я бы тебе врезала,- прошептала  я глядя в бирюзовые глаза моего собеседника.

Он осторожно опустил меня в подушки, нашарил под одеялом мою руку  поднял к своим губам и нежно ее поцеловал.

-Ты очнулась,  я рад.

Лицо и голос казались знакомыми. Но сколько я не пыталась сообразить, кто этот красивый мужчина,  заботливо поглаживающий меня по руке, так и не могла.  Вспомнить не получалось. В голове было пусто как в хорошо отчищенной кастрюле.

-Кто вы?- поинтересовалась я, все так же шепотом, говорить в полный голос сил не было.

-Ты меня не помнишь?- в тоне моего собеседника проскользнули довольные нотки, он с кошачьей грацией растянулся рядом со мной поверх одеяла.

Я отрицательно качнула головой.

-Мы собирались пожениться, милая. А потом ты поехала кататься на лошади и упала.

Пошарилась по закоулкам своей памяти, ничего, пусто.

-Кто такие лошади?- уточнила на всякий случай.

Мой собеседник растерялся,

-Это …это животные, на четырех ногах, на них ездят верхом или запрягают в повозки, в телеги. Милая, а ты хоть что- нибудь помнишь?

Я прикусив губу сосредоточилась, анализируя, что же я помню.

-Меня зовут Инга,- неуверенно выжала я, и он радостно закивал,- это вы мне  сказали, когда кричали, чтоб я дышала.

Улыбка сползла с его лица.

-Я устала,- сказала я красивому мужчине и закрыла глаза,

-Ох, милая,- услышала я, перед тем, как провалиться в  темноту.

В другой раз меня из темноты вынул громкий шепот:

-Он притащил эту дрянь неизвестно откуда, Лоет! И объявляет ЭТО своей невестой?!  Жениться собрался вот на этой бледной немочи? За все время пока она здесь она даже не очнулась!- Я приоткрыла один глаз и стала наблюдать сквозь ресницы. У двери в комнату стояла высокая девушка, с золотистыми локонами  забранными в красивую прическу с заколками из драгоценных камней.  «А-ме-тист» вспомнила я название, но здесь их называют как- то иначе. Камни сверкали в лучах солнца падающих через окно. Платье на девушке было из  многих слоев тонкой струящейся ткани . Так и хотелось дотянуться рукой и потрогать это нежное цветное великолепие. Рядом с девушкой стояла еще одна, одетая не так ярко и красиво, и без украшений. 



Ann Up

Отредактировано: 05.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: