Теорема существования-2. Константа

Размер шрифта: - +

Глава 4. Алорна. Вопросы.

 

 

 

 

Алорна. Дворец Владыки Алорны

 

Меня злило все.  Завтраки в кровать, боль во всем теле.

Портной которого пригласили сшить мне платья. " Не уверен, что мне удастся сделать из эрры красавицу достойную Владыки"

Владыка решивший, что ему можно спать у меня в комнате, потому, что я его невеста, и меня надо охранять.

Сначала он вообще сказал, что мы должны спать в одной кровати.

Я разоралась, что спать он будет хоть на коврике под дверью, но никогда у меня в постели. По крайней мере до свадьбы. Я слышала перешептывания, что я совсем не пара владыке Алорны, тем более владыке получившему венец древних. Нечего меня компрометировать, и так уже дальше некуда.

  Он  в ответ на мое требование поджал губы, но спорить не стал, просто велел принести еще  одну кровать . Ее поставили у окна, так, что просыпаясь я почти сразу натыкалась на внимательный взгляд бирюзовых глаз.

Я ждала пока он встанет и уйдет к себе и только после этого выбиралась из кровати, чтоб умыться и привести себя в порядок.

Сон в одной комнате  он объяснил  заботой о моей безопасности. Вдруг  однажды ночью кто- нибудь решится совершить на меня покушение. Хотя, я честно пыталась возмущаться, что можно поставить охрану у дверей, но владыка решил охранять меня лично. 

Лоет , после разговора в беседке я  больше не видела, её сменили на другую служанку. Невысокую, миловидную девушку звали Рика. Эрру Эдею, как я поняла из разговоров, прижать к стенке не получилось. Лоэт по какой-то причине так и не призналась кто дал ей пузырек с ядом.

Обедала я вместе с Керио. Старательно размазывала еду по тарелкам, изображая отменный аппетит. Делая вид, что ем и пью.

Ела я, памятуя историю с Лоет и ядом, с большой опаской, предпочитая  еде из дворцовой кухни дары сада, прямо с веток.  Стоило владыке отвернуться во время прогулки, как в карманы моего платья отправлялся запас яблок, а если везло, то груш. Воду я набирала там же в саду, в фонтане, в небольшую фляжку которую мне удалось стащить из кабинета владыки.

 Мало ли кто и что решит налить в еду с кухни, хотя ее,  предназначенную для владыки,  проверяли тщательнейшим образом. Рисковать не хотелось.

 Завтракал он у себя в кабинете, уже за работой, ужинал вместе с придворными. Это было традицией. Ужинов я избегала ссылаясь на плохое самочувствие и нежелание  свалиться в обморок прямо в столовой при всех.

 Во время работы он просил меня быть с ним и я торчала до посинения в небольшой  личной гостиной, за его кабинетом,  дурея от безделья.

Этого золотистого красавца было слишком много, никакого личного пространства.

 Но самое главное, меня злило мое беспамятство.

Пообщавшись достаточно долгое время с владыкой и сопоставив факты, поняла, что от меня что-то тщательно скрывают.  Его друг Имириэль, на некоторые вопросы  опускал взгляд и говорил, что мне лучше "спросить это у Владыки". Керио  на заданные вопросы отвечал, но как- то, по моим ощущениям,  недостаточно. Мне одновременно и лгали, и говорили правду. Получалась полуправда.

Это тоже злило, вроде что-то знаешь, а по факту ноль. Никакой информации. Кто я, где мои родители, откуда  берутся странные сны в которых  я управляю странной повозкой, поворачивая  кольцо, и лечу по серой  гладкой дороге с огромной скоростью. Или хожу по улицам, я это точно знаю,  знакомого города, где женщины одеты  весьма непристойно, а мужчины просто странно, а я не могу вспомнить,  что же это за город.  Откуда всплывают в голове странные фразы,  совсем не на местном языке. Особенно часто мне снился мужчина в черном, я стояла в круге света, дальше, за этим кругом, была непроглядная темнота. Мужчина подходил ко мне, брал за руку, шептал: "Не бойся" и вставал рядом. А в темноте ворочалось шупальцами как у спрута,что-то страшное, но в круг света войти не могло.

Все это было мучительно. Пытаешься ухватить что-то очень нужное и не можешь. Отдельные отрывки никак не желали складываться в цельное полотно.

Я сидела в гостиной за кабинетом владыки и маялась откровенной дурью, пока он занимался государственными делами,писала стихи.  Передо мной, на столике, лежали листы бумаги и чернильница. Писала я по -алорнски так некрасиво, что было понятно, это не мой родной язык. Хоть старалась, выходило криво, пальцы не слушались, перья капризничали .

Строчки выводились сами собой, но я точно знала, что это не мои стихи. Эти накладывались на канву здешней реальности. Искажались ею.

-Милая, что ты делаешь? - голос выдернул меня из задумчивости. Керио стоял в дверях гостиной и улыбаясь смотрел на меня, -я уже закончил работать.

 Я отложила перо в сторону.

-Ужасный у меня почерк,- вместо ответа протянула ему лист.

-Что это, стихи?- он сощурившись смотрел на мои каракули, - ты делаешь успехи, ну-ка, прочтем.

Мне полюбить вас не довелось

И уже точно не доведется, - он хмыкнул и пригладил ладонью волосы,-

Напрасен каскад светлых волос

Над гордым профилем иноходца

И раздувающий ноздри нос

И темной лентой реснички,

 И -вероломные по привычке-

Глаза бирюзовей морских слёз,- он снова хмыкнул, -ого, какие сравнения,-

Улыбка,   словно  полуденный зной

И  нежный смех, полуночной грезою

Но я предпочту остаться чужою,

На этом празднике цветущей весны,

И вы красавец, и вы добры

Как позолоченный древний идол,



Ann Up

Отредактировано: 05.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: