Теория будущего: вознесение

Размер шрифта: - +

IV. Из страха падения лучше вовсе закрыть глаза

В шестом корпусе Рэдстейт имелись три офиса с видео и аудио оборудованием, обслуживающим всё правое крыло здания. Три команды сотрудников, состоявших из техподдержки, охраны и специалистов по любой электронике, созданной в «Крио-Корп», работали здесь двадцать четыре часа, семь дней в неделю. Никто и ничто не могло без внимания проскользнуть и выбраться из здания, камеры находились повсюду, кроме жилых апартаментов, кабинета губернатора и парочки конференц-залов.

Новая смена охраны только что приступила к службе. Фрэнки, тот, что постарше, поопытнее, и Джейк работали вместе уже три недели. По утрам Джейк приносил кофе себе и коллеге, они проверяли работоспособность техники, если обнаруживались неисправности — вызывали специалистов, затем до конца смены усиживались перед мониторами, наблюдая за жизнью в правом крыле Рэдстейт и изредка болтая о личном. Как прошли выходные, что было слышно о повстанцах и так далее.

Прошлым днём сотрудники всполошились из-за новостей о якобы перешедшей на сторону Большого Папы сестры Айзека Позити — главаря террористов. И вообще, она была давнишним шпионом «первого уровня», всё раскрылось только теперь. Какие только слухи не распространили за несколько часов по столице. Вездесущие журналисты не допускались в Рэдстейт, но Большой Папа обещал информативное интервью по окончании переговоров с семьёй Позити. А пока, как он сам сообщил в быстром онлайн-разговоре для местных телеканалов, «представители «третьего уровня» содержатся в приемлемых условиях, в изоляции, в целях их же собственной безопасности».

Охранник Фрэнки как раз допил свой кофе, когда заметил на мониторах группу конвоиров, вышагивающих в направлении частного конференц-зала, а среди них — невысокую незнакомку. Её лицо сложно было разглядеть, Фрэнки, как не пытался, не сумел увеличить и откалибровать картинку. Пришлось позвать Джейка, но и тот ничего поделать не смог. Девушка не поднимала головы. У неё были короткие волосы тёмно-медного оттенка, «под мальчика» стрижка, явно не новая одежда, и вообще весь её образ казался довольно жалким.

— Готов поспорить, что это она. Сестра Позити. — Джейк уселся за рабочее место и указал на конвой, скрывшийся за поворотом. — По описанию подходит.

— Как часто ты видел девчонок из «третьего уровня»? — спросил у него напарник.

— В старом городе, пару раз. Они очень хорошенькие, но щуплые. Даже подержаться не за что.

И Джейк громко рассмеялся. Коллега его веселья, однако, не разделил.

— Самые красивые женщины из «второго уровня», с этим даже спорить бесполезно! Они такие штуки вытворяют, что иногда и не верится.

— Ну не знаю, не знаю, — парень почесал затылок. — Всё равно последние несколько лет Папа запрет накладывает на нелегальных проституток. «Второй уровень» стал поставлять меньше девочек и куда меньше мальчиков… Я хочу сказать, что, если нужно попробовать настоящую бабу, а не киборга, приходится выкладывать денежки. Девчонки из «третьего уровня» не кибернетизированные, самый сок. Правду говорят, их обучать легко.

— А ты вообще откуда так много знаешь?

Джейк посмотрел на мониторы, конвой и девушка давно скрылись в офисе, за прочными дверьми, отпил свой горький кофе и сказал:

— У меня есть знакомые в старом городе. Они шарят в кибернетике, и девочки у них отменные! Но, я тебе так скажу, ни одна машина не сравнится с живым тёплым телом.

С последним утверждением даже Фрэнки не мог не согласиться. Рабочий день продолжился, как и всегда.
 

***


Её привели в просторный офис, где, казалось, всё было залито светом. Киран даже не сразу поняла, что он искусственный: огромные окна дневной свет вовсе не пропускали, но изнутри можно было разглядеть всю столицу, как на ладони. В помещении уже находились люди, девушка лишь мельком взглянула в сторону овального стола, где стояли четверо мужчин в костюмах, пятый был одет в форму военного. Рядом с ними находилась женщина: худощавая брюнетка с тонкими чертами лица. Её голубое «в пол» платье казалось воздушным и безумно хорошо сидело на её фигуре. Женщина улыбнулась, когда Киран попалась ей на глаза, но почти сразу же отвернулась к своим собеседникам.

Конвой удалился, и почему-то без них Киран ощутила себя ещё несчастнее. Будто оказалась одна-одинёшенька в бескрайнем океане. Никто не протянет ей руку помощи, не вытащит. Ей было страшно, и в этом страхе она не видела ничего постыдного. Страх никогда больше не увидеть брата был сильнее, так что, чтобы окончательно не потерять самообладание, она отошла к окну и упрямо стала разглядывать город, пока собравшиеся в офисе перешёптывались позади.

— Так это ты, дорогая. Именно так я тебя и представляла.

Киран обернулась на мягкий, ласковый голос женщины, которая приблизилась к ней. У неё была очаровательная улыбка, и казалась она искренней. Не скользкой или пугающей, как у губернатора. Карие глаза с любопытством разглядывали девушку. Киран не дала бы этой женщине и сорока лет. Возможно, она чуть моложе.

— Меня зовут Рейна Моу. Я безумно рада познакомиться с тобой, — и она протянула Киран свою руку. — Ведь я столько слышала о тебе!

Из чувства вежливости пришлось пожать её. Рукопожатие оказалось довольно крепким.

— Назови мне своё имя, милая.

Девушка неохотно назвалась, чувствуя себя неуютно рядом с такой жизнерадостной особой.

— Какое странное, но интересное произношение. Я всегда считала культуру общения «третьего уровня» слегка грубоватой. Но ты мне кажешься абсолютно другой. Словно ты одна из нас.

От этих слов Киран едва не сделалось дурно. Про себя она подумала, что подобному ни за что не бывать. Затем женщина вдруг заговорила о её наряде и запричитала, почему гостье не предоставили новую одежду. Быстро сменяя темы (Киран уже успела немного расслабиться), она, наконец, перешла к самому главному.

— Видишь ли, милая, я в своё время выбралась из «второго уровня», — приглушённым шёпотом произнесла Рейна. — Нас с сыном вытащил сам Папа. Иначе мы бы умерли там.

— Как это случилось?

— Несколько лет назад в Калифорнийской пустоши произошло столкновение между повстанцами и нашими людьми. Было много раненых. Мой муж умер тогда. Очередная бесславная смерть, — Рейна вздохнула, на мгновение словно оказавшись в том времени. — Меня с сыном хотели убить, но появились губернатор и «Красный крест». Так я попала сюда.

Киран не могла понять, к чему клонила эта дама. Принижала ли её собственное происхождение, обвиняла ли «третий уровень» в этом столкновении. Девушке хотелось заявить о том, что повстанцы не были террористами и уж точно не могли напасть первыми. Повстанцы не убивали детей и их матерей. Это был абсурд. Но Киран только взглянула в сторону притихших мужчин и промолчала.

Один из них — невысокий, лысый, средних лет, с тонкими, едва видимыми губами и хитрыми зелёными глазками — что-то быстро произнёс и подошёл к Рейне Моу.

— Что вы о ней скажете, моя дорогая? — спросил он заговорчески. — Остальные и шагу к ней боятся сделать. Разумеется, они оправдываются тем, что мы ещё не начали переговоры. Но я-то их знаю, этих жалких трусов!

И он, и Рейна засмеялись. Киран совершенно не изменилась в лице.

— Само очарование. Но она пока слишком беспокоится, — Рейна осторожно дотронулась до плеча Киран. — И я это понимаю. Тебе предстоит принять много решений сегодня, милая. Но не волнуйся. Губернатор тебя не съест.

— Он подойдёт с минуты на минуту, — заявил мужчина. — Лучше займите место, а я пока объясню нашей гостье все тонкости грядущей трактации.

Едва Рейна Моу отошла на несколько шагов, странный мужчина повернулся к Киран и едва ли не вплотную приблизился к ней. Удивительно, но даже при всей его особенной наружности, в том числе и остром жалящем взгляде, девушка не ощущала от него опасности.

— Мисс Позити, вам определённо нужен будет экскурсовод.

— П-простите?

— Тот, кто покажет вам Рэдстейт.

— Зачем?

— Чтобы вы могли здесь освоиться. А вам придётся тут задержаться, уж поверьте мне, — он деловито повёл светлыми бровями. — Корк Брауни, к вашим услугам. Секретарь Большого Папы и его вездесущая правая рука.

Киран кивнула, скрывая презрение при упоминании губернатора.

— Я думала, что его «правой рукой» является человек в маске, — ляпнула она зачем-то.

— Касио? Ох, этот мальчишка! — Брауни небрежно махнул рукой. — Это, скорее, больная мозоль. Ноль без палочки. Точнее «без папочки»!

И он снова засмеялся. Видимо, секретарь являлся одним из тех, кто не попадался Касио в руки, и кому приемник Папы не внушал страх.

— Вы уже видели его, мисс Позити?

Киран утвердительно кивнула.

— А без маски? Нет? Тогда вам повезло. Но и это ещё предстоит.

И прежде, чем она переспросила, что же он имел ввиду, Брауни заговорил весьма серьёзным, вернее говоря, деловым тоном:

— Мисс Позити, появляясь здесь вот так, вы одновременно спасаете всех этих несчастных повстанцев и делаете самую большую ошибку в своей жизни. Отныне вы не менее важная персона, чем Большой Папа. Вы столь же важны, как «Крио-Корп» со всеми их технологиями. С этих пор всем от вас что-то понадобится. Губернатору вы нужны, чтобы контролировать «третий уровень», ведь вы его прямой представитель, поскольку ваш брат сейчас не в состоянии вести переговоры.

— Разве губернатор не стремится к прекращению войны?

Брауни ухмыльнулся и прищурил свои глазки, словно большой лысый грызун.

— Он стремится к покою. И в этом вы можете углядеть шанс для себя, для брата, для всех ваших приятелей дома. Сегодня он потребует от вас послушания. Уговорить Айзека сотрудничать, всех ваших солдат сдаться и раскрыть местонахождение киберпреступника Альянса.

— Я понятия не имею, кто такой Альянс, — процедила Киран сквозь зубы, не отводя глаз от мужчины. — Сколько раз мне это повторить, пока мне не поверят?

— Допустим, я вам верю. Допустим, что губернатор вам поверит тоже. Но если станете сопротивляться течению, в которое угодили, вам не уйти отсюда живой. Ваших людей отыщут и уничтожат. Большой Папа этого не хочет, но вот Касио Векслер, по моему мнению, жаждет их крови. Его люди ни перед чем не остановятся. Подумайте о маленьких детишках, которые остались там, в тёмных грязных тоннелях метро. Вы своими руками можете их вытащить.

Киран выслушала его с едва бьющимся сердцем. Кровь глухо пульсировала в висках, и казалось, что она вся покрылась испариной.

— Я не понимаю, почему вы мне это всё объясняете. Зачем помогаете.

— Я заинтересован в том, чтобы война закончилась. Чтобы в штате установился порядок. «Третьему уровню» нужны ресурсы: еда, вода, одежда, стройматериалы… Но ведь они будут сопротивляться, пока все не сдохнут. Единственный выход — ваша дружба с Папой, с «Красным крестом», с «Крио-Корп».

Внешне она ничем это не выдала, но в душе ужаснулась его убеждениям.

— Вы хотите, чтобы я несла ответственность за действия мятежников за всё время ведения войны? Я не смогу! Я совсем одна, я не разбираюсь в политике, я даже не солдат…

— Ваш брат слишком долго сопротивлялся. Он тоже не сумел договориться, оказался слишком слаб или глуп, чтобы узреть выгоду в ситуации, в которую угодил. Теперь у вас есть этот шанс, мисс Позити.

В ту же секунду створки дверей офиса отворились, и вошёл губернатор. Брауни отпрянул от Киран, шёпотом бросив напоследок:

— Не упустите его.

Одетый с иголочки и пребывающий в прекрасном расположении духа Большой Папа первоначально поздоровался с каждым из присутствующих, исключив саму Киран. Он обратился к ней лишь тогда, когда все расселись за стол.

— Мисс Позити? Может быть, и вы присядете к нам?

Киран не оставалось ничего, только послушаться. Она заняла место между Рейной Моу и черноволосым брюнетом с острым холодным взглядом, которым он проследил за нею. Девушке казалось, что каждое её движение сопровождается громогласными звуками. Они эхом отдавались в ушах, ей хотелось убежать, провалиться под землю, что угодно, лишь бы не находиться среди этих людей. Мужчина средних лет по левую руку от неё долго и пристально наблюдал, как она усаживается, и не отвёл глаз, пока Киран сама на него не посмотрела. На первый взгляд, всё, что отличало его от остальных — это белая колоратка вокруг шеи. Девушка попыталась ничем не выдать удивление. Если представитель местного духовенства присутствует при этих переговорах, всё оказывается намного серьёзней, чем казалось поначалу.

Некоторое время губернатор рассуждал на тему становления мира между «уровнями», о важности прекращения военных действий в штате и решениях самых важных задач, таких как обеспечение гражданских пропитанием и убежищем, и Киран честно пыталась вникнуть во всю эту новую информацию. Иногда она замечала, как мужчина, сидящий рядом, смотрит на неё. Не сразу она осознала, что он был одет не в плотный чёрный плащ. То была католическая сутана. И то, как этот священник поглядывал на неё, Киран ничуть не нравилось.

— Мисс Позити, что вы обо всём этом думаете? — обратился к ней Большой Папа. — Свою точку зрения я высказал. Ваша очередь.

Несколько пар глаз уставились на девушку. Волнение едва не возобладало над ней, когда Корк Брауни громко откашлялся и произнёс:

— Юная леди перед началом нашего уютного собрания призналась мне, что не владеет познаниями в политических делах между «уровнями». Сэр, она надеялась, что вы позволите ей переговорить с братом. Это было бы честно.

— Айзек Позити не в себе, — рявкнул мужчина в военной форме. — Он и двух толковых слов не свяжет.

— Вы действительно хотите встретиться с ним сейчас? — спросил губернатор у Киран.

— Да, сэр. Я об этом прошу.

Несколько секунд он словно о чём-то размышлял. Но в итоге всё же вызвал охрану, набрав на наручном браслете нужную комбинацию. Двое мужчин в форме и непроницаемых шлемах увели Киран из конференц-зала. Несколько минут её водили по просторным коридорам Рэдстейт, затем на лифте они опустились на этаж «D». Здесь её оставили около камеры с полупрозрачными стенами. Киран знала, что охрана будет находиться где-то поблизости, поэтому не рассчитывала на полную анонимность последующего разговора. Под потолком она даже заметила парочку камер. Сделав глубокий вдох, Киран шагнула вперёд, и створки камеры раздвинулись перед нею.

Киран увидела брата, лежащего на больничной койке, укрытого по пояс белым покрывалом. Его кожа была едва ли не такой же белой, как и всё в этой палате: стены, мебель, медицинское оборудование, постельное бельё.

Приблизившись, девушка сжала кулаки. Она не видела Айзека несколько недель, но всё равно узнала бы его даже таким. Худым, уставшим, избитым. На трансляции, которую она видела дома, не были заметны синяки и разбитая губа.

— Киран? — неожиданно прошептал проснувшийся парень. — Это ты?

Сдерживая слёзы, она подошла к койке и положила до сих пор дрожавшую руку ему на грудь.

— Это я, Айзек. Я пришла. И я тебя больше не брошу. Обещаю. 



Елена Барлоу

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться