Теория драконов и подземелий

Размер шрифта: - +

Глава 4. За Пасадену!

— Черт бы побрал Леонарда! — простонал Говард, расстилая на траве походное одеяло. — Нет бы сделать деревеньку в дне пути, не-е-ет — надо нас помучать, бросить на ночлег в лесу! Квестодел хренов!

— Ночевка в лесу может стать частью приключения, — резонно заметил Шелдон, неистово сотрясая свой спальник в тщетных попытках сделать его чище.

— От этого не легче, — буркнул коротышка.

— Ыгы, — поддакнул Радж, у которого закончился эль.

Пенни не принимала участия в разговоре: она быстрее всех обустроила себе место для ночлега и теперь сидела, прислонясь к дереву, с выражением крайней задумчивости на лице. Это выражение оставалось неизменным уже несколько часов: примерно в середине пути товарищи все-таки выпроводили Билла Хаббинса из повозки и наперебой начали рассказывать девушке об огромном увлекательном мире «Драконов и подземелий». Говард и Радж стремились лишь передать основы, но Шелдон неизменно пускался в долгие объяснения, запутывая соседку все сильнее. Лишь один раз у Пенни наступил момент просветления: медленно обведя приятелей пальчиком, она задумчиво произнесла: «Полу...орк. Полу...эльф. Полу...рослик. Гы-гы-гы». После этого разговоры как-то стихийно умолкли. Парни снова начали дремать, а их боевая подруга осталась наедине с собой, переваривая вываленную на нее информацию. Сейчас, видимо, переваривание еще продолжалось: девушка безучастно смотрела куда-то вдаль, а у нее на коленях пристроил довольную лохматую морду Оракул.

Ночевать в лесу героям пришлось, потому что лесорубы оказались слишком уж огромными мужиками: когда они улеглись, в повозках не осталось места. Конечно, можно было бы попросить их потесниться — Говард высказал эту мысль, а Шелдон ее горячо поддержал, но Раджеш тут же прошептал в ухо другу, что это уронит репутацию друзей в глазах деревенских мужиков. И правда: приключенцы, которые привыкли бродить по лесам да спать в них, вдруг побоялись ночлега? Нелогично, странно и подозрительно. Скрепя сердце, четверо приключенцев решили обустроиться недалеко от повозок.

— Надо бы воды набрать, — Шелдон обеспокоенно перевернул пустую флягу.

— Отличная мысль, Шелдон, — похвалил Говард, сворачиваясь клубочком рядом с Раджем. — Наши тоже захвати.

— Прошу прощения, — возмутился физик. — Я должен ходить за водой?

— Ну, мы уже легли, — коротышка пожал плечами, довольно щурясь. Радж хрюкнул.

— Я схожу с тобой, — Пенни поднялась, оживая. — Заодно и песика возьмем, а эти двое пусть тут вдвоем посидят, — ее последние слова были преисполнены ехидством.

Шелдон поколебался: таскать воду ему не хотелось, особенно в компании огромного лохматого чудовища, но проучить приятелей было заманчиво. Решившись, он сгреб фляги в крепкие объятия и уверенно кивнул соседке. На лицах Говарда и Раджа мелькнуло беспокойство, и Воловиц даже поплотнее вжался в серую спину, но никто из них не произнес ни слова, ни звука, ни даже привычного «ыгы». Фыркнув в сторону мнимых храбрецов, Пенни направилась вглубь леса, где чуть ранее герои приметили ручей. Шелдон, неловко переставляя ноги, строго следил, чтобы девушка всегда находилась между ним и волком.

Впрочем, Оракул был неглупым животным: он словно почуял, что «хозяин» его избегает, и, едва герои приблизилась к источнику, отбежал чуть дальше и залег в траву, не спуская с парочки внимательного взгляда. Шелдон с облегчением вздохнул и принялся набирать воду. Пенни, опустившись на колени, заглянула в свое отражение: вода была чистой, а луна в небе — яркой, и девушка словно смотрелась в зеркало. Пригладив светлые локоны, она задумчиво вздохнула.

— Эта Алисия — прям моя копия. Только шестнадцатилетняя. И с каким-то туповатым выражением лица, — Пенни скривилась.

— Ну еще бы, — буркнул Шелдон, осторожно делая глоток воды. — Леонард же писал квест, — заметив недоуменный взгляд девушки, физик пояснил: — И Алисию придумал тоже Леонард. А уж если надо придумать красивую блондинку, какие тут варианты? Он наверняка еще и мысленно вступал с ней в соитие. И не раз.

Пенни скривилась еще сильнее.

— Шелдон, если ты не можешь разговаривать по-человечески, давай о соитиях лучше не будем, — впрочем, она тут же продолжила развивать тему: — А что, Леонард все вздыхает по мне?

— Вряд ли он вздыхает, — Шелдон наполнил одну флягу и крепко закрутил крышку. — Скорее грустно покряхтывает.

— Зануда, — еле слышно муркнула Пенни. Досадовать на Шелдона не хотелось: напоминание о влюбленности соседа пощекотало девичье самолюбие. — И бездарные стишки Теомунда тоже он написал?

— Благодарю покорно! Хоть кто-то заметил, что они бездарны!

— Бедный Леонард… И вас всех он тоже придумал?

— О, нет, — Шелдон оживился. — Своего персонажа каждый игрок придумывает сам. И биографию, и внешность, и мировоззрение.

— Значит, свою внешность вы придумали сами? — протянула Пенни. «Интересно, почему он похож на рыжего Иисуса», — подумала она.

— Именно, — физик гордо кивнул, забыв о флягах. — Я специально придумал все так, чтобы сливаться с людьми — выгляжу как человек, и только уши выдают сущность темного эльфа!

Пенни недоумевающе уставилась на приятеля. Вздохнув, Шелдон стянул с головы повязку: кончики ушей, по-эльфийски заостренные, и впрямь были темные, почти черные. Девушка ахнула.

— Конечно, я должен бы выглядеть иначе, — пояснил Шелдон, комкая в руках повязку. Его лицо вдруг помрачнело. — Но подумал, что тяжеловато будет общаться с людьми… В этом мире не очень-то жалуют темных эльфов.



Алиса Лексина

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться