Теория леса

Размер шрифта: - +

3.

Пустырь оказался действительно огромным, к тому же идти через него под палящим солнцем было нелегко. Несколько раз Родион подумывал вернуться, но тут же отгонял эту мысль. Во-первых, вернуться на полпути – сдаться. Во-вторых, вернуться без Лизочки – непростительно. В-третьих, парню не давала покоя мысль, что он не сможет пройти расстояние, которое прошла Лизочка. Ну нельзя, нельзя оказаться слабее ее! А в-четвертых, было просто напросто любопытно, что это за лес такой, темный и страшный, куда люди не ходят, да еще и можно не вернуться. Кроме этого, найти Лизочку было невероятно для него важно, ведь из-за него она ушла в этот кошмарный лес. К тому же, кто, как не он, пообещал тете Кате, которую знал с детства, найти ее пропавшую дочь? А свои обещания Родион привык выполнять. Иначе обещаний он не давал. Но, Господи, кто знал-то, что эту пустоголовую красавицу понесет в этот лес?

Тем не менее, парень шаг за шагом оставлял пустырь позади. Лес был все ближе и ближе. И чем ближе он был, тем опаснее казался. Выглядел он очень устрашающе. Деревья стояли неприступной стеной, от которой веяло какой-то неестественной тишиной. Как будто жизнь заканчивалась там, где начинался этот лес. «Была не была!» – подумал Родион и шагнул в неизвестность.

Изнутри лес выглядел еще хуже. Казалось, луч солнца не проникал сюда с сотворения мира. Парень посмотрел вверх. Мрачные сосны полностью закрывали голубое небо. Сразу повеяло холодом. Родион поежился и посмотрел вдаль. Стена деревьев закрывала все впереди и уходила во мрак. Постепенно в сердце парня начинал закрадываться ужас, однако Родион не давал ему укорениться, гнал его, уверяя себя в своем бесстрашии. Все же не прошло и минуты, как парень резко оглянулся в поисках выхода. Увы! Выхода не было. Там, откуда Родион только что пришел, стояла сплошная стена деревьев и какого-то колючего кустарника. «Назад пути нет», – промелькнула мысль в голове Родиона. Он посмотрел вперед. Темнота. Парень снова обернулся. Не может быть, чтобы выход исчез! Он только что был там, ведь Родион зашел с той стороны. Парень кинулся к колючим кустам в поисках просвета. Надо выйти любой ценой! Нельзя здесь оставаться!

Вдруг на этом самом кустарнике, только немного в стороне, Родион заметил что-то яркое. «Что бы это могло быть? – подумал он. – Может, это указатель на выход? Не может такая яркая вещь принадлежать такому мрачному лесу». Обрадовавшись этой мысли, Родион подбежал к яркому пятнышку, протянул к нему руку и... замер от удивления. Это была розовая резинка для волос! Догадка блеснула в голове парня. Не успела она еще оформиться в мысль, как он уже снял резинку с куста. «Лизочка!» – шепотом сказал он. «Действительно, как же я забыл? – подумал Родион тут же. – Я же пришел за Лизочкой! Как же я мог!». Ему захотелось провалиться сквозь землю от стыда, жгучего стыда за свой панический страх, из-за которого он чуть не сбежал, напрочь забыв, зачем пришел вообще. Парень посмотрел на резинку. «По крайней мере, мне теперь точно известно, что Лизочка была здесь. И я найду ее во что бы то ни стало», – твердо сказал он себе и крепко сжал резинку в кулаке.

Родион посмотрел в мрачную лесную чащу, потом обернулся и взглянул на стену колючего кустарника. «Назад пути нет», – подумал он и двинулся в лес.

Идти в полутьме было жутковато. Родион то и дело вздра- гивал от шорохов, доносившихся с разных сторон. Более того, ему казалось, что он слышит шаги и даже приглушенные голоса. От этого легче не становилось. Парень всеми силами уве- рял себя, что шаги и шорохи создает он сам, а голоса – всего лишь плод его разгулявшегося воображения. С такими мыслями он все дальше пробирался сквозь беспорядочно растущие деревья и кустарники. Однако, чем дальше в лес, тем Родиону становилось все страшнее. Он и не думал возвращаться. Разве смог бы он теперь вернуться туда, откуда пришел? Лес был темным, глухим и густым, и как будто все время разным, поэтому запомнить дорогу было невозможно. Все же парень шел все осторожнее и осторожнее. «Ничего страшного, – говорил Родион себе. – Чего только не привидится в темном лесу? Надо быть спокойнее, спокойнее...»

Вдруг откуда-то из чащи раздался громкий, ужасно громкий смех с подвыванием, эхом отразившийся от каждого уголочка леса.

– А-а-а-а-а! – заорал Родион и со всех ног кинулся бежать куда попало.

Он бежал, не разбирая дороги, ветки хлестали его по лицу, а кусты цепляли одежду, пытаясь его остановить. Парень остановился только тогда, когда один из этих кустов крепко схватил его за руку и не собирался отпускать.

– Ты куда так летишь? Подожди, – сказал этот куст старческим голосом.

Родион в ужасе обернулся и увидел на своей руке крепко сомкнутые острые когти. Отступать было некуда.

– Страшно, – признался парень. – Отпустите меня. Я не хочу ничего плохого. Я просто ищу...

– Боишься. Все вы боитесь, – отвечал тот же голос, – а думать не любите.

– Вы только скажите... – начал Родион и не закончил: кусты зашевелились, и оттуда вышло нечто.

От увиденного у парня пропал дар речи. Зрелище и правда было не из приятных: длинные седые волосы, мертвенно-бледное лицо с пустыми черными глазницами, острый клюв, парочка клыков, длинная черная шерсть и острые загнутые когти. Да, именно так выглядел тот «милый дедушка», который представился Родиону при первых звуках голоса. Парень дернул руку, пытаясь освободиться, но ничего не вышло. «Милый дедушка» оглядел его с ног до головы своими пустыми глазницами и усмехнулся.

– Рабочие руки в хозяйстве пригодятся, – сказал он. – Скажи-ка формулу дискриминанта квадратного трехчлена.

– Простите, но какое это имеет значение?



София Веселовская

Отредактировано: 03.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться