Теория студенческого заговора

Размер шрифта: - +

Глава 5

С этой стороны

Александра


 

И, в общем…. понеслось и закрутилось все волчком. Я училась жить на две жизни и совмещать их, окончательно не сходя с ума. К слову, после того утра меня мучало страшное похмелье и слабость, да такие сильные, что даже истерика коллеги по отделу, а после и самого генерального, не смогли поднять с постели. Хотя на следующий день злой начальник даже ни разу не упомянул о без двух дней недельном отсутствии без уважительных причин. И, в целом, я перестала прогуливать работу, а начальство, на удивление, но к счастью, стало меня игнорировать. Так что ничего не мешало мне тайком днем, в свободное время, зубрить лекции и формулы из тетрадок. Последнее, кстати, не смотря на указание декана, я вполне себе могла носить между мирами спустя неделю старательной концентрации и этим была вполне довольна, и о чем я сразу и поведала соседке по комнате. С Лесс проблем не было, и жилось мне несколько часов между лекциями и своим миром вполне комфортно. Частыми гостями в комнате стали Элерд и Дэн, иногда забегала гарпия или еще кто с потока.

И все бы было хорошо, не будь моя магия слишком скромной. Пока все дружно на спецкурсах призывали свои стихии и ипостаси, я могла только сопеть и обугливать предметы в руках. Причем только при личном контакте - на расстоянии ничего не получалось, а в руках на раз-два и угольки. Профессор Теодор сказал, что я огненный элементаль и просто ленюсь, но… я смотрела на остальных “огневиков” и понимала, что моя магия заключена совсем в другом направлении. Вот только где? Студенты со скрипом но вызывали пламя, вытягивая его из энергии вокруг, а я чувствовала, что при попытках наколдовать даже маленький язычок силы исходят из  меня самой. Друзья пожимали плечами, а преподаватели все как один сходились на мнении, что я все придумываю.

Наверное, с этой проблемой я не подошла только к трем людям: ректору, потому как до сих пор его в глаза не видела, декану белых - стервозная особа после случая с Азес старательно и со вкусом гнобила весь наш курс (хотя, поговаривают, она делала это и раньше). И если Иверио делал это в манере своего общения, то Иэльдира аль Сорен Эдернийская, да будут ее родители здоровы с такой фантазией на имена, старалась втоптать нас в грязь, плюнуть сверху и посыпать еще навозом, причем так завуалированно и  безукоризненно вежливо, что и не придерешься.  Ей нравилось подчеркивать слабость серых перед уроженцами этого мира, и именно с ее подачки большинство студентов Белого факультета относилось к нам не лучше, чем к попрошайкам на вокзале.

Таким темпом прошло полтора месяца, на горизонте наклевывались ноябрь, дедлайн на работе, промежуточная аттестация, а где-то за ними маячила и зимняя сессия. Я, уже смирившаяся с отсутствием ночной жизни, культурно поддерживала все связи до девяти вечера и спешила домой. Совсем заработавшись, я все забывала наконец-то рассказать о происходящем подруге, работавшей всего в двух этажах от меня, но у нас никак не получалось встретится, пока, наконец-то, мы, чисто случайно, не столкнулись в местной столовой. Увидев знакомую макушку, я ломанулась сквозь очередь, выхватывая Иришку за локоть.

-Какие люди и без охраны! - наигранно возмутилась, - А я-то думала, до пенсии буду тебя видеть только в инстаграмме.

Ира хотела что-то сказать, но спохватившись, поспешила вклиниться в уже исчезающий проем на свое место, к неудовольствию тетки сзади сзади втянув в него еще и меня.

-Охрана бы в столовку не влезла, тут и так дышать нечем, - фыркнула подруга, невозмутимо сцапывая с раздачи две последних слойки с повидлом, одна из которых тут же перекочевала на мой поднос, после чего развернулась:

-Саш… как же они меня достали!

- Кто именно? - я невозмутимо водрузила на поднос еще котлету с картошкой, суп и компот. С питанием в Академии я стремительными шагами приближалась к гастриту и старалась в родном мире наедаться на два. Правда, толстело тело по эту сторону, а по ту - нет, и с голодом было аналогично. Зато хотя бы морально была удовлетворена.

Девушка воровато огляделась по сторонам и, видимо вспомнив, что даже у стен есть уши, чего уж говорить о плотной очереди работяг шариковой ручки и степлера, выкладывать все как на духу не стала.

-Да как обычно, все, - усмехнулась Иришка. - Офисный работникус вулгарис обыкновенный во множественном числе, если по-научному. Сколько-сколько? Вон оно что, не котлетка, а отбивная в соусе, ну извините...

Стоило окончательно рассчитаться и отойти от кассы, она недовольно поморщилась:

-А та подливка с кусочками непонятно чего, видимо, фуа гра. Шикарно живем, подруга.

Я со вздохом посмотрела на свой чек. Кто бы жаловался. Вон ест и не толстеет, а я ем, толстею, но при этом голодаю.  Хорошо хоть рыжая половина у меня вроде ничего, симпатичная местами.

Устроились за свободным столиком подальше от ее и моих ушасто-глазастых-внимательных коллег. Я брезгливо подстелила салфетку под руки, а то столешница липкая.

-Ириш, прежде чем ты мне начнешь рассказывать о всем прекрасном, я тебя сразу в лоб спрошу, но ты только пообещай мне, что не будешь звонить в психушку. И нет, я не пьяная, ничего не нюхала и не принимала… Ты в магию веришь?

-В магию? Цыганки, гадалки и Венера в шестом доме? - усмехнулась Самохина, размешивая сахар в чае. Или чай в сахаре, как посмотреть.



Юлия Сентябрь, Ася Усачева

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться