Теперь ты в армии. Первая часть - Рекрут.

Размер шрифта: - +

355 день. Околоземное пространство.

   В ушах будто заложило ватой, такая в них стояла гулкая тишина, слышалось только собственное дыхание и мерное шуршание приборов. Алексу вдруг вспомнились многочисленные кинобоевики, в которых космическое пространство плавало в какофонии звуков, звездолеты неслись с оглушительным грохотом, герои фильмов пели бравые песни в эфире, а орудийная канонада звездных фрегатов буквально закладывала уши. В реальности дело обстояло несколько по-другому. В маленькой десантной капсуле после выключения маневровых движков стало тихо как в склепе. Да и откуда звукам взяться в космическом пространстве? Даже на боевых космических кораблях в наше время относительно тихо. Современная техника ведь может работать практически беззвучно, да и военные люди не привыкли шуметь просто так. Другое дело гражданский пассажирский рейдер, там просто масса всевозможных звуков.

 

   Последние два месяца прошли вообще очень напряженно для молодого рекрута. Занятия проводились с самого утра и до позднего вечера, если можно было так назвать течение суток по абсолютному времени. Но курсанты не жаловались, их тренированные организмы вполне справлялись с колоссальными нагрузками. Ведь сюда отбирали лучших из лучших, и парни старались оправдать доверие. Они уже поняли, что именно на эту базу попадают очень немногие. И знания, передаваемые здесь, очень им потом пригодятся в жизни. И они с удвоенным рвением осваивали специальную технику для работы в открытом пространстве, для высадок на астероидах или боевых кораблях противника. Молодые бойцы кропотливо изучали особенности тактики боевых действий в безвоздушном пространстве или тесных помещениях звездолетов. В качестве полигона использовались многочисленные заброшенные помещения самой станции "Эшелон"5. Во многих из них воздух отсутствовал, стояли самые настоящие боевые системы, сдублированные с учебными. После множества прошедших там тренировок техники станции с ворчанием и руганью ремонтировали искореженные дроны и автоматы защиты. Проводились учебные занятия и снаружи базы, например, десантирования на поверхность. Ведь методы десанта во многом схожие, что попасть на небольшой челнок, что на основательный астероид. Только вычисления траекторий разные.

   Были у курсантов и первые жертвы. Один из парней, Нил Томпсон, случайно попал под струю огнемета, и теперь лежал в госпитале, на околоземной военной станции. Продолжить учебу он сможет не скоро. Еще у пары парней были незначительные травмы, и их отправили обратно на Тромсе, позже они получат обычный диплом рейнджера. А вот Сергею Юркину не повезло больше всех. При десантировании на станционный блок он перепутал задний движок с передним, и со всего размаху шмякнулся на искореженные прошлыми учениями конструкции. Крепкий костюм космодесантника не выдержал, давление начало стремительно падать. Если бы не спасательный бот, то пришла бы парню полная хана. Но и теперь, после госпиталя, он останется инвалидом, декомпрессия штука такая, паршивая. На лекции курсантам показали заснятый на камеры материал, где у Сереги глаза вылезали из орбит, и язык пузырился, такая пена обильная шла, чуть легкие не выплюнул. Ролик специально продемонстрировали в назидательном смысле, проняло тогда основательно всех курсантов, и готовиться к тренировкам стали еще упорнее.

   А в настоящий момент у их отряда проходил достаточно жесткий экзамен: десантирование на большую планету в космодесантном индивидуальном модуле. И в качестве этой планеты выступала Луна, не обманул их тогда капитан. В назначенное время, на темной стороне Луны десантный шаттл Космофлота по очереди выплюнул вереницу капсул. На несколько секунд включились одновременно маневровые двигатели челнока и десантных модулей. Это чтобы потенциальный противник не засек вовремя излишней тепловой активности на орбите. Капсула получила толчок и начала полого приближаться к поверхности планеты. Основные же действия по торможению следовало сделать над самой поверхностью. Такой метод десантирования являлся очень опасным, ошибиться в расчетах было нельзя, не оставалось и лишнего времени на маневры. В этом и проявлялось отличие обычного десантирования от космодесантного. Переложить всю процедуру на автоматику также было невозможно, слишком много погрешностей, здесь быстрый мозг человека оказывался вне конкуренции.

 

   Карт еще раз посмотрел на исходные данные, они постоянно менялись, капсула приближалась к терминатору, где кромешная тьма уступала место безумно яркому свечению лунной поверхности. Он заранее установил защитные фильтры на необходимые значения, и прикинул по скорости спуска, когда окажется на освещенной стороне Луны. Где-то там надо будет начинать маневрировать. Алекс вдруг взмок от нашедшего на него ужаса, в голове мелькнула картинка разбитой капсулы, высохшего в вакууме розового куска мяса, бывшего некогда человеком.  «Нет, так нельзя, соберись, бродяга. Не из таких ситуаций выбирались. Мне-то проще, чем товарищам».

   И в самом деле, он вспомнил о своих новоприобретенных друзьях, они точно меньше его соображали в полетах. Сразу стало стыдно, голова курсанта начала лихорадочно работать, а руки действовать. Вернее сказать кончики пальцев, руки же находились в специальном скелетонизированном корсете, как, впрочем, и остальные части тела. Ведь этот типа капсулы приземлялся достаточно жестко. А на кончики пальцев десантника прикреплялись сенсоры, поэтому автоматика капсулы достаточно четко реагировала на движения десантника.

  «Так, Рубикон прошли. Вот и новые данные, температура на поверхности, температура окружающего пространства. Угол наклона, осевое вращение, величина местного гравитационного потока, воздействие ионных частиц, давление солнечного ветра» - все сложилось в единую мозаику, как детские цветные пазлы. Алекс дал четкое задание двигателям, послышалось еле заметное шипение. Датчик показателей уровня топлива резко пошел вниз –  «Стоп! Цифра требуемой скорости сравнялась с реальной. Получилось! Ждем…»



Александр Мычко

Отредактировано: 24.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: