Теперь ты в армии. Первая часть - Рекрут.

Размер шрифта: - +

403 день. Антарктика.

   Сквозь термозанавес показалась чья-то голова, и через полминуты в снежный склеп целиком ввалился Ларсен. Слегка покряхтывая, он снял с головы тактический шлем, а затем термомаску, и, наконец, стал похож на человека. Некоторое время Олд растирал бледные щеки и нос, а потом весело глянул на Алекса.

  - Чертов мороз! Сейчас уже глубоко за сорок, а что ночью то будет?

   Карт оторвался от планшета с картой маршрута и спокойно произнес

  – Да ладно, сейчас же начало лета. Зимой тут хуже.

  - Куда уж хуже, я чуть щеки не обморозил.

  - Ладно, не ворчи. Ты же норвежец, северянин.

  - Ага, только всю жизнь прожил там, где теплее.

  - Так вроде из ваших кто-то до Южного полюса дошел? Значит и ты смогешь – заржал лежащий в углу Петр Васильев.

  - Ага, дойду, только сосулькой – засмеялся в ответ Олд – Этот чертов холод меня когда-нибудь убьет.

  - Не убьет, человек штука крепкая. Мы с Петькой на Тимане работали практикантами, там еще похлеще получилось. Полярная ночь, буран, минус пятьдесят, буксир сломался, аварийный дрон замерз – Дуб пока рассказывал, колдовал у плазменной горелки, мешая что-то в котелке – Есть будешь, викинг?

  - А как же? – откликнулся Ларсен – Ну и как вы вылезли из такой глубокой задницы?

  - Как? Каком. Напялили на себя все что можно, даже обивку с сидений посдирали. Направление спутник показывал, ну и почесали к шахте. До нее чуть больше километра оставалось.

  - А туда-то зачем? Там же все обычно роботизировано.

  - Ну и что. На Северах в таких местах завсегда аварийный балок стоит. Обратно пехать почти десяток верст, не дошли бы просто. Скутеры в такую погоду не летают, а буксир  вымерз бы напрочь, если остались ждать спасателей. Вот, значит, идем, не видно ни хрена, холод потихоньку обволакивает, сначала спина начинает мерзнуть, очень противно знаешь. Потом руки, ноги, задница, идешь и ступней уже не чувствуешь. Я думал все, нам кранты. Ну, и, значит, Иваныч...

 - Что за Иваныч? – Алекс поднял глаза от планшета.

  - Иваныч? А ты думаешь, мы сами, что ли додумались до всего? Если бы не Иваныч, замерзли бы на х... -  ругнулся Дуб – Иваныч этим буксиром и рулил, мы на профилактику ехали, фильтры менять в машинах. А Иваныч в гренадерах служил, много чего повидал, ко всему готов был. Да и на Северах поработал, дай бог каждому. Ну, значит, дает он нам по пакету с пайком-самогрейкой, нажали пломбу, сунули внутрь одежды и малость согрелись. И через пять минут прожектор у шахты увидели. Ох, как мы рванули…! На адреналине вход открыли, на полную мощь обогрев включили. И все равно я только на следующее утро согрелся. Хотя какое утро, ночь же полярная была.

  - Было дело – Петр уже сидел на спальнике – тебе тогда два пальца на ноге регенерировали. А Иваныча медики списали, все-таки возраст у человека.

   Все замолчали. Иван тем временем доварил супчик и стал раскладывать по тарелкам. После тяжелого дня на морозе очень приятно лежать хоть в каком-то подобии тепла и жадно поедать наваристый и питательный супчик. Русские не доверяли стандартным пайкам, и предпочитали готовить по возможности сами. А то и так обедать приходилось под накидками, разогревая термопайки в специальных лотках, а затем моментально закидывая их в рот, иначе пришлось бы  доедать пищу уже замерзшей, при такой низкой температуре все моментально остывало. После супчика парни долго гоняли чаи. На сухом антарктическом воздухе при дыхании терялось много жидкости, поэтому обильное питье было обязательным для бойцов отряда. На горелках снег топить приходилось бы долго, поэтому команда выходила из положения изобретательно. Постелив в углублении большой термозанавес, и накидав на него большие снежные глыбы, кто-нибудь из бойцов палил в эту кучу из бластера, используя самый малый разряд. Снег моментально растапливался, и бойцы быстренько черпали себе  в котелки уже готовую воду и расходились по снежным избам.

  С потолка тем временем начало немного капать, снег от тепла становился чуть мягче, превращаясь понемногу в ледяную корочку. Что делало изобретение снежных народов, снежную избу Иглу еще более холодостойкой. Под светом ночника все начали готовиться ко сну: растягивали термозанавеси, поверх кидали спальные мешки. Дежурило сегодня третье отделение, поэтому всю ночь можно было спокойно спать.

  - Ты чего там копаешься, Алекс? – посмотрел на своего друга Ларсен – Маршрут потерял?

  - Да нет. Просто подходим к опасному участку, могут быть трещины. Вот сравниваю снимки с разных спутников, смотрю разницу температур.

  - Значит, завтра все в связке пойдем?

  - Только передовой дозор. Будем оба тепловизора использовать одновременно, надеюсь, не соврут. На таком морозе техника стала отказывать.

  - Есть такое, у ребят с ПВО опять датчики замерзают. Каждые полчаса их в термолоток суют, боятся, что батарей не хватит.

  - Хватит, завтра уже будем почти у цели. Дальше скалы пойдут.

  - Скалы? – Иван Дуб аж вылез от удивления из спальника – Какие тут к черту могут быть скалы? Один снег и лед кругом.

  - Иван, ты бы чаще старших слушал. Мы же объясняли при высадке, какой маршрут выбрали. Более тяжелый, но сильно короче. Мы через плато идем, поэтому так холодно, и дышать тяжелей. В высоту залезли, а сейчас к морю спускаемся, там теплее, и открытые скальные выступы появляются. Авиадром противника именно там, в скалах. Поэтому ПВОшники и нервничают, тут место высокое и открытое, нас засечь дронам очень просто.

  - Ну и хорошо – из угла послышался сиплый голос Васильева - значит, послезавтра все и закончится.



Александр Мычко

Отредактировано: 24.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: