Теперь ты в армии. Первая часть - Рекрут.

Размер шрифта: - +

День 418. Сахара.

 

   Ноги еле передвигались по каменистой, с большими выщерблинами и трещинами поверхности. То и дело под ботинки попадались острые, неравномерно рассыпанные камни. Из-за этого походка становилась несколько дрыгающей и неровной. Солнце все выше всходило над землей, и воздух от его лучей становился все жгучее и жарче. Его легкие порывы совершенно не приносили облегчения, а наоборот, старались выдуть последние капли воды, оставшиеся в организме. Алекс оглянулся, позади понуро брел его друг Ларсен. Жару он переносил намного хуже мороза, все-таки северные гены сказывались. Чуть дальше растянулась жалкая цепочка бойцов их учебного отряда. Тяжело идти первым: надо думать и решать за остальных. А в таком пекле заниматься этим было вдвойне тяжелее, казалось, что мозги сейчас вскипят и вылетят наружу серым паром. Даже специальная одежда не сильно облегчала страдания. А ведь перед выходом их снарядили не в стандартную форму, старшины выдали специальные пустынные комплекты. Те же шлемы были со специальными забралами, в них присутствовали выдвижные очки с фильтрами, иначе днем без них невозможно смотреть по сторонам.

   Алекс приподнял геокомплекс к глазам, только благодаря ему они хоть как-то могли ориентироваться в этой проклятой пустыне. Потом достал визир и поднес к глазам. Так и есть! Впереди в серой дымке замаячило черное плоскогорье. Наконец то они дошли! Он устало присел на камень. Надо принимать решение, необходимо собрать общее совещание.

  - Ох, меня эта пустыня добьет быстрее, чем Азим Али – Ларсен упомянул чернокожего гиганта, нанесшего как-то раз тяжелое поражение молодому норвежцу – тем более что она такая же черная, как тот борец.

   В этом Ларсен оказался прав. Кто-то думает, что пустыня это бесконечные желтые барханы пересыпчатого песка? Нет, это плоская черная равнина, усыпанная такими же черными каменными осколками, иногда она выглядит темно-коричневой или блекло бурой.  Как будто из мира разом вдруг исчезли все краски, оставив только самые мрачные тона. Иногда попадаются такие же черные скалы, или небольшие холмы с плоскими вершинами. Днем все здесь раскалялось до невозможности, как на гигантской сковородке, а ночью погружалось в холод, и мрачную тишину пустыни наполняли жуткий треск и стук остывающих камней. Тогда зловещая темнота казалась наполненной неведомыми свирепыми зверями, приходившими сюда из своего далекого прошлого. Ведь всего несколько тысяч лет назад вся эта местность была вполне обитаема, зелена и плодородна. За последние двести лет люди отвоевали обратно изрядный кусок Сахары, и теперь она постепенно становилась житницей человечества. Десятки тысяч гектаров были отведены под сады, другие тысячи под поля. Но центр этой огромной пустыни люди оставили нетронутым, и в качестве заповедных мест, да и климатологи советовали не трогать пока эти самые жаркие области планеты. Слишком большие изменения могли произойти на Земле, если убрать этот гигантский аккумулятор тепла. У северного побережья Африки климат уже стал заметно мягче, и там регулярно выпадали осадки, появились полноводные реки и водохранилища. Через пару сотен лет там будет самый населенный человеческий анклав на планете.

 

   А их учебный отряд сейчас упорно движется к намеченной на карте точке. Они потеряли за время продвижения уже четырех парней. Те не отказывались идти дальше, они просто упали и не смогли встать. Было больно смотреть на этих крепких и упорных в достижении цели курсантов, но им пришлось сойти с дистанции. Среди них оказался и водитель Камье Фош, поэтому Карту с Кранцем пришлось поделить дежурства. Стало еще тяжелее, но они не роптали - это был последний или как говорят ветераны "крайний" экзамен.

   На третий день пути сломались два буксира из трех, они не выдержали такого жесткого испытания. Проблема была даже не в жаре, просто местная мелкая пыль быстро забивала все технологические отверстия, а без закрытого шлемового забрала никто из бойцов не смог бы пройти и сотни метров. Пришлось парням разобрать необходимый груз по ранцам, оставив в сломанной технике опреснители и шанцевый инструмент. Приборы обнаружения и прочая аппаратура опять большую часть времени находилась в гермобоксах. Радары курсанты заранее покрыли специальным силиконом, который то и дело приходилось чистить. И все равно один из комплексов ПВО оказался, в конце концов, загубленным.

   А дроны в этой пустыне появлялись регулярно и часто. Вот и сейчас Дуб с Васильевым внимательно отслеживали показатели своих радаров, которые выводились сразу на щиток шлема, поэтому не было необходимости крутить головой. Местность здесь была открытой, а небо постоянно безоблачным, заметить их отряд можно издалека. Поэтому ушки держать приходилось на макушке.

  - Что у тебя? – подошедший к нему Стрелков нажал кнопку, и забрало шлема разошлось на мелкие пластины, убравшись в технологические отверстия. Губы у командира отделения превратились в сухие и темные пластины, так они высохли и загрубели.

  - Дошли, командир, впереди искомое плоскогорье.

  - Точно оно? – Игорь имел в виду путавшие всех в последнее время миражи.

  - Да, дальномер показывает 7 километров. Сейчас сразу пойдем, или вечером?

   Днем отряд обычно устраивал бивак, и под найденными укрытиями или растянутыми тентами в самые жаркие часы отсиживался.

  - Подождем Планта. По мне, так надо бы  передохнуть. Ночью и утром мы много прошли, организмы дальше могут не выдержать.

  - Да, ты прав – Алекс решился и достал из ранца флягу. Сделал пару глотков и закинул в рот солевую таблетку. Стрелков жадно смотрел на воду, но ничего не сказал. У них у всех потихоньку начала развиваться настоящая аквамания. Через час бойцы лежали под укрытием небольшого скалистого выступа, Плант поддержал командиров отделений, и они решили выступить ближе к вечеру.



Александр Мычко

Отредактировано: 24.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: