Теперь ты в армии. Первые сражения.

Размер шрифта: - +

Прерванный отдых.

   Карт лениво перевернулся на бок. Солнце перевалило свой максимум, все-таки на Хэше очень уж длинный день, почти 30 земных часов. Он немного приподнялся и снова оглядел местность. Ничего не поменялось: все те же поросшие синеватого оттенка лесом низкие горы, покрытая синей же травой долина, горное озеро с хрустальной водой. Красиво!

  - Олд, поймал еще чего?

  - Да все, видно местная рыба жары не любит - Ларсен положил на каменистую почву хитрое приспособление для ловли рыбы и прилег рядом - Пойти, что ли искупнуться?

  - Я вот не пойму тебя. Ты же вроде говорил, что хоть и северянин, но холода не любишь. А тут ныряешь себе в ледяную воду. Я даже ноги туда боюсь засунуть.

  - Нормальная водичка. Знаешь, как после нее хорошо?

  - Хм, какой ты противоречивый.

  - Да неужели? Вот и Хвеста то же самое говорила - Алекс внимательно всмотрелся в лицо друга, оно стало немного печальным и задумчивым.

  - Это твоя девушка, Хвеста?

  - Да, была ... - норвежец помолчал немного и добавил - только, когда расстались, и понял, как она мне дорога.

  - Смотри ка - удивленно хмыкнул Алекс. У него самого было в жизни много женщин, от совсем юных, до зрелых и опытных, но серьезных отношений так и не сложилось. Да и к чему это? В Земной Федерации давно уже не было такого общественного института, как семья. Еще с тех, Катастрофных времен. Люди могли некоторое время жить вместе при взаимной симпатии, но они ничем не были друг другу обязаны. Юноши еще до армии сдавали спермоматериал в генетические банки, затем им оплодотворяли здоровых и подходящих для рождения детей женщин. Малышей с трех лет забирали в ясли, с семи лет они уже жили в детских коммунах. Человек с самого раннего возраста привыкал жить в обществе, ему прививались чувства товарищества и взаимовыручки. Поэтому на Земле невозможно было жить одиноким. Ты в трудной ситуации просто выходил на улицу и просил помощи. Если первый встречный не мог сам помочь, то обязательно находил для этого подходящего человека. Большинство из живущих на земле людей устраивала такая структура общества. Для отщепенцев и любителей старины создавались специальные резервации, и никто друг другу не мешал, одеяло на себя не тянул. Ренегатов в Федерации давно повывели.

 

  Чуть позже друзья с наслаждением ели свежую, запеченную на углях рыбу, и попивали местное вино, красное и тягучее.

  - Даже не верю, что у нас еще две недели отдыха - Ларсен потянулся, под кожей заиграли могучие мускулы. По утрам он тратил не менее двух часов на зарядку и упражнения. Алекс же обходился прогулкой по горам, он был с детства любопытен.

 

   Прошло уже почти два месяца, как они эвакуировались с Калунии, где войска Федерации потерпели жестокое поражение. Им же повезло тогда выжить. После того, как Алекс привел скутер на базу, их посадили в эвакуационный дисколет и через час они уже сидели в уходящем от проклятой планеты транспорте. На огромной базе Космофлота уцелевших рейнджеров встретила целая делегация. Офицеры разведки подробно расспросили о произошедшем на Калунии.

   Пара из них даже усомнилась в правдивости информации об их приключений, но у Алекса все произошедшее оказалось записано на информационный кристалл. Со времен Диких гонок у него осталась полезная привычка все фиксировать. Спасательная поездка на скутере произвела на разведчиков флота большое впечатление, и они стали более уважительно относиться к рейнджерам. На следующий день их навестил полковник Кристабель, начальник оперативного штаба базы. Он сердечно поблагодарил новобранцев за службу и вручил каждому по престижной награде - ордену Серебряная звезда. Также им было сообщено, что по достижении полугодового срока службы в Действующей Армии, молодые бойцы получат звание капрал. Чем несказанно удивил рейнджеров, ведь обычно такое звание можно было получить только после двух лет безупречной службы.

   После опроса их выпихнули на уходящий дежурный транспорт, на котором они прибыли в огромный орбитальный госпиталь. Планета, на орбите которой вращалась эта бубликообразная махина, была необитаемой, но ее поверхность земляне использовали для получения энергии и ресурсов, подаваемых в госпиталь по орбитальному лифту.

 

   Почти месяц их мурыжили всевозможные специалисты, выискивая какие-нибудь болячки. С ними плотно работали и психологи, но сами парни считали, что они в полном порядке. Хотя от спецов по мозгам получался неплохой бонус: посещение комнат релаксации, где был настоящий земной воздух, и прокручивались запахи  и звуки родной планеты. Все эти помещения вдобавок были заставлены земными растениями.

  В госпитале им повстречались несколько знакомых людей. Один из парней с «Патагонии» потерял на Калунии ногу, хорошо хоть жив остался. Теперь он лежал в регенерационном боксе, отращивая потихоньку новую конечность. Второму парню, с которым они как-то пересекались в Тромсе, повезло больше. На некоторых участках его лица еще находились гелевые тампоны, но раны заживлялись быстро.

  - Посекло камнями, снял, дурак, щиток не во время – пациент госпиталя был в хорошем настроении. Из его взвода вообще мало кто уцелел. Как оказалось, его батальон сражался рядом с Вепрями - По слухам, наших на Калунии неслабо так приложили. Лет пять таких страшных потерь в мобильной пехоте не было. Несколько батальонов сейчас вообще расформировано, на других участках бойцов остро не хватает.

  - Да уж, что там думало наше командование? Послали парней прямо на убой! - Ларсен был мрачен, кое-кого из погибших он знал лично. Они сидели в небольшом кафе-терассе, и пили настоящий земной шоколад. Сидящий напротив рейнджеров штабс-сержант с космофлота пошевелил розовыми, новенькими пальчиками и с пониманием взглянул на бойцов.



Александр Мычко

Отредактировано: 22.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: