Теперь я Майя

Теперь я Майя

12 июня

 Месяц назад Майя ушла в лес и не вернулась. Вернее, вернулась, но уже не она, а я. Поражаюсь, до какой же степени всем все равно.

 С дядюшкой мы встречаемся за ужином. Каждый вечер садимся в разных концах огромного стола и звеним друг другу приборами. Дядюшка хлюпает вином и скребет вилкой по гигантскому блюду. Все в этом доме слишком большое. И никому нет дела ни до чего. Если бы со мной поговорили по-человечески хоть раз за то время, пока я притиралась и собирала информацию, меня бы раскрыли. Но нет. Майе положено есть, спать, гулять по саду, вышивать и особо не попадаться на глаза.

 Уже почти привыкла к этому телу. Слабое, рахитичное, но теперь мое. Неплохо. Воспоминания практически все стерлись, их едва хватило на то, чтобы найти дорогу к дому. Однако Майя здорово помогла мне тем, что вела дневник. Я решила продолжить традицию. Мне нужно что-то, что успокаивало бы меня.

 

13 июня

 Майя снится мне. Не первый раз. Чувствую вину? Нет, нет! Я даже не обрекла ее на вечный холод, как это было со мной. Она просто. Растворилась. Во сне я вижу ее светло-голубые, как небо, глаза, а потом просыпаюсь и долго смотрю в зеркало. Это мои теперь глаза.

 Обследовала весь дом, за исключением, разве что, дядюшкиного кабинета. Он сидит там безвылазно. Химичит, старый дурак.

 Три этажа с подвалом. Дряхлая мебель, в большинстве ящиков пусто. Кровати застелены выцветшими покрывалами. В коридорах эхом отдаются шаги. И никого… Из прислуги в наличии повариха и молодая горничная, но первая не выходит из кухни, а второй куда приятнее ворковать в саду с пареньком из деревни, чем находиться в доме.

 Насколько я поняла, родители Майи умерли. Мои родители. А дядюшке даже не приходит в голову, что племянницу можно сплавить кому другому. Например, выдать замуж. Хотя это к лучшему. Мне надо освоиться. Дядюшка-алхимик не от мира сего прекрасно вписывается в мои планы.

 

14 июня

 Очень душно. И от погоды, и от того, что меня в жар бросает после ухода этой несносной горничной. Притащила прямоугольный сверток, перевязанный лентой. И тычет мне его в руки, сияя, как тарелка начищенная. «Это вам господин передал», - шепчет. Спрашиваю, что за господин. А она глазками бесстыжими стреляет, улыбается заговорщицки. Какой господин?! «С черными кудрями», - мне в ответ.

 Я едва на месте ее не удушила. И так что-то в сердце закололо. Только ведь пообвыклась, только успокаиваться начала. Жизнь Майи изучена, домочадцы назубок вызубрены. И на тебе. Господин с черными кудрями.

 Добилась-таки от нее. «Госпожа, не лукавьте, я видела на ярмарке вас с ним!». Наглая, мерзкая девица! Видела она.

 В свертке книга. Переплет кожаный, страницы толстые. А внутри нечто вроде гербария. В бумажных кармашках засушенные травы, каждая подписана, еще и рецепты выведены каллиграфическим почерком. Чай с душицей при простуде, отвар кровохлебки для обработки гнойных ран, настой сон-травы от бессонницы…

 Из книги письмо выпало. «Завтра в полночь возле озера», - написано.

 Ничего не понимаю. Два раза перечитала дневник Майи от корки до корки, все бумаги ее разобрала (сплошь схемы вышивки и отрывки, переписанные из сентиментальных романов). Нет упоминаний ни о ком постороннем! Только дядюшка да покойные отец с матерью и фигурируют в записях.

 Раскроют. Как пить дать меня завтра раскроют! Этот вот господин, о котором я знаю только, что он с черными кудрями и был с Майей на ярмарке.

 Не идти? Сказаться больной? От духоты не спасают даже открытые настежь окна. Кажется, источник жара – это я.

 С кем ты связалась, Майя?

 

15 июня

 Весь день лежу в кровати. Близится ночь, а я тревожусь все больше.

 Майя завела интрижку, а господин с кудрями – ее возлюбленный? А к чему тогда этот фолиант с засушенной листвой? Я не приметила никаких доказательств интереса моей голубоглазой предшественницы к зельеварению.  

 Тревожно. Мне очень, очень тревожно, и мысли роятся, как мухи над трупом. Изредка промелькнет трусливая мыслишка, что лучше бы мне было не связываться с этим телом. Но оставаться там… Нет, нет! И Майя была столь соблазнительно-легкой жертвой. Она сама хотела исчезнуть. Она даже не сопротивлялась и фактически добровольно отдала мне свою уязвимую плоть!

 Но почему от этого кудрявого хлыща месяц, если не больше, не было ни слуху ни духу?

 Вопросы висят в воздухе, ответов нет. К озеру я не пойду ни за что. Пусть подавится своим письмом. Вместе с чертовой книгой!

 

17 июня, 2 часа после полуночи

 Свершилось. Я встретилась все-таки с кудрявым господином мерзавцем. Пишу вкривь и вкось, руки дрожат. Но обо всем по порядку.

 Вчера в три часа дня пополудни горничная принесла мне еще одно письмо, как и прежде, залихватски стреляя бесстыжими глазками.

 «Сегодня в полночь. Твой последний шанс. Иначе милый дядя узнает обо всех интригах, которые плетет за его спиной родная племяшка».

 Сие сообщение меня шокировало. Кто плетет интриги? Майя? Это малахольное существо с наивным взором, которое я встретила тогда в лесу?



Яна Солнышкина

Отредактировано: 27.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться