Теплый ветер

Размер шрифта: - +

Теплый ветер

 

«Она сломала все…»

 

Их голоса нежно шептали мне. Мягко обнимали меня. Плотно прижавшись к моим ушам, обдавали горячим дыханием. Вызывая восторг и заставляя сердце биться быстрее. Всего лишь голоса.

Голоса из моих наушников.

Одни из них рождались, как в первозданные времена: слетая с губ далеких, но не менее от этого желанных, молодых и прекрасных девиц. Другие же были идеальными копиями того, чем наградила природа каждого из нас. Они были завораживающе прекрасны, но все же они были копиями.

Музыкальные инструменты.

Они играли со мной, играли мной. Моими мыслями и моими эмоциями.

А ветер лишь мягко играл моими волосами.

В такт их неудовольствию, вокруг танцевала сочная, но невысокая, трава. Словно этот бездушный весенний ковер мог подслушать пульс льющейся музыки.

Глаза застилала жирная тень векового дуба. Он был слишком кстати, и, поэтому, я был здесь. Лежал, поглощенный голосами, а вокруг стелился пустой парк.

Утро.

Она сломала все. Хрупкое стекло треснуло, и мир, схватив меня за шиворот, поднял из поднебесья. Я вскочил, теряя себя: плеер, наушники, атомайзер, статуэтку полуголой бестии, - о последнем забудем.

Поправив очки – о Боже, зачем они мне? – устремил взгляд вперед, но ничего кроме пустого парка не увидел. Да, точно, мое зрение, позабыв спросить меня, село пару недель назад на поезд в один конец. А вчера я забрал от него весточку – пару прямоугольных линз в модной оправе. Всему виной хипстеры. Ненавижу их.

Жаль, что я один из них.

Нужно проверить, как там мои подвернутые джинсы. Не стали ли они еще короче, пока я спал?

Она была там.

Я выронил последние пожитки. Жвачка беззвучно прилипла к траве возле кед. Черта с два я поведу себя теперь как идиот! Покажу, что я мужик с большой буквы «Ы».

- Вы упали? – спросил я.

- Я упала, – ответила она, поднимаясь на четвереньки.

«Тупой вопрос», – подумал я.

- Тупой вопрос, – сказала она.

Отряхнув свое женское обаяние, она встала и ушла. А я стоял и стоял, глядя ей вслед, пока она не стала той девушкой, которая садилась, вот уже две недели моих наблюдений, на скамейку в центре этого огромного поля колышущейся травы.

Длинная мысль утомила меня, и я тоже сел.

Нотная грамота – отличная штука. Жаль, что не для меня. Никогда не понимал все эти закорючки и высокопарные термины.

Фа диез. Октава. Аккомпанемент. Ждали продолжения? Да ну – хватит и этого.

Я с легкостью мог допустить две ошибки в слове «до», когда мне казалось, что я слышу «ре».

Но хватит обо мне – я не из тех, кто только и делает, что показывает себя с лучшей стороны. Были у меня и недостатки.

Например - она.

Нарушить мой сон она не смогла. Хотя, только что ей это все-таки удалось. Но вы поняли, о чем я: в мыслях моих она бывала редко. Лишь утром да вечером. Бывало, появлялась в обед. Бывало во время пробежки. Или когда я слушал музыку. А это уже раздражало.

Раздражает, когда не остается свободной минуты для моего утомленного рутиной ума.

Поэтому я здесь. Жду ее каждое утро. Нет, это не привязанность. Просто думаю, как бы отшить ее. Нет, ну а что? Иначе, почему бы ей приходить в этот парк каждый день, именно тогда, когда я здесь?

Правильно.

Я ей нравлюсь. Но она стесняется и не знает, как бы признаться в своих чувствах.

Вспомнилось. Пару дней назад прошла мимо и посмотрела на меня с презрением, бросив короткое: «Опять ты…»

Говорю вам – это любовь!

Пора уходить. Слишком много сегодня на меня свалилось. Листья, пыль, девушки-студентки.

А! Снова этот вой в ушах. Надеюсь, слух меня не покинет, как это пыталось сделать зрение.

Надо что-то с этим делать. Звук такой, будто стая собак увидела полную Луну. Никогда бы не подумал, что в хрупком теле может таиться столько силы и…

Ненависти.

А иначе, почему ее песня такая страстная? Не то слово вспомнил. Ее песня ужасна. Тираннозавр, когда наступал ей на ухо, еще и на горло наступил.

Но я-то, с моим профессиональным слухом, сразу лажу распознаю! Пойду ей скажу, что ли, что она, дура набитая, петь не умеет.

Ради такого дела и день-без-дел подождет. Последний день отпуска лучше конечно провести без пользы, но и так сойдет.

«Уважаемая…» - хотел было начать я, но вовремя опомнился.

- Эй, ты.

Она сидела ровно, как кирпич. Этакая девочка-паинька: главная среди отличниц. Ручки сложены аккуратно на коленях, подбородок приподнят, плечи широко расставлены, грудь…



Александр Оларь

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: