Терапия

Терапия

ород может вырасти до невероятных масштабов, разрастись домами-кораблями, торговыми центрами, дорогами и людьми. Идти по городу можно ой как долго. Можно весь день идти - я проверял. Ехать, кстати, тоже весь день. Но машину сегодня я по понятным причинам оставил. Ключи жене. Еду на маршрутке - они не изменились совсем. Теснота, давка, тряска. Я знаю зачем - они хотят, чтобы я передумал. Чтобы я подумал над своим поведением и вернулся. Вернулся к жене, детям, работе с утра до ночи и беспокойному сну по пять-шесть часов. Я думаю про себя, про эти пять-шесть часов и успокаиваюсь. Я все делаю правильно. Надо сидеть, не обращать внимание на тряску, спертый воздух, неудобное положение. И моя остановка: “Сахарный завод”. Выхожу, но сахаром не пахнет. Пахнет весной. Так пахнет в апреле и только в Москве. Чем пахнет - не передать. Почки, талый снег. Теплая вода в лужах, которую размывают летние шины. Мой дом через дорогу. Точнее, дом, куда я направляюсь. Даже тут попытались задержать: пешеходного перехода нигде нет. Домофон такой: цифры размыты, неясны. Инстинктивно жду “59”. Голос добрый: “Да?”. “Елена, это Алексей”. “Заходите, Алексей. Восьмой этаж”. 
Чистый, тихий подъезд. Тут страшно дорогие квартиры, скорее всего. Лифт гудит, но это приятно.
Елена блондинка. У нее ярко-красные губы, добрая улыбка и длинные красивые ноги. 
-Здравствуйте, Алексей, - голос тихий такой, незаметный совсем., - рада что вы пришли.
-Я тоже рад, - говорю. Разуваются у вас? 

Елена проводит меня в комнату. Обои, гладильная доска. Обычная квартира. Но светлая - места много и нет чувства неуверенности. У них специально так, я знал. 
-Садитесь, Алексей. Кресло позади вас. 
Хорошее кресло, мягкое. Такие кресла в южных летних санаториях. 
-Спасибо, Лена. 
Мне приятно и легко с ней. Хорошо что пришел. Она улыбается и смотрит в глаза. И совершенно ничего не ждет. Она позволяет себя рассматривать. Это очень приятно - рассматривать ее. 
-Вы прямо сейчас это сделаете? - говорю
Лена смеется. Зубы ровные и белые. И кожа ухоженная. 
-Хорошо вам со мной? - спрашивает 
-Хорошо. 
-Тогда я вам буду кое что рассказывать, а вы просто слушайте и расслабьтесь, хорошо? 
Я кивнул. Это приятно. 
Елена гасит общий свет, зажигает маленькую икеевскую свечку и ставит ее на стол между нами. 
-Это чтобы с огоньком? - это я шучу. Шутить легко и приятно. 
Лена улыбается, опускает веки с длиннющими ресницами и начинает говорить, щурясь на огонь свечи: 

“Далеко на севере, где гуляют свободные ветра, наполненные холодом, жила семья эскимосов. Отец семьи погиб при ловле рыбы. Так и жили они в своем чуме: мать и двое ее сыновей. И тут резко: “Алексей, вы меня слышите?!”. 
Я слышал. Только свеча перед глазами. Ее робкий, но уютный свет. 
...Ленивы и спесивы были ее сыновья. Мать таскала воду, ловила рыбу, убирала чум. Братья играли, валяясь в снегу, забыв про мать. “Принеси мне воды” - кричал один, “Напеки мне вкусных лепешек” - требовал второй. 
Я смотрел только на свечку, но Лену все таки видел. Она осторожным движением вынула какой-то предмет из под стола и положила себе на колени. Пусть.
...И когда мать заболела, воззвав к сыновьям своим: ”Дети мои, принесите мне воды! Дети нарубите дров, затопите печку”, дети не обратились на ее зов. “Нам некогда” - сказал старший, “Решай свои проблемы сама” - сказал второй. И тогда мать их превратилась в серую птицу и полетела над деревней. С воем и жалобами братья кинулись за ней!
“Матушка, я принесу тебе воды!”, “Матушка, я принесу дров!”, “Матушка, не улетай, не бросай нас!”. Но мать, обращаясь в серую печальную птицу навсегда улетела в сторону холодного северного солнца.
Лена замолкла.
Я смотрю на нее. У нее родинка над губой, белые зубы и зеленые-зеленые глаза. Лена очень красивая.
-Доброй ночи, Леша, - тихо говорит она, улыбаясь
-Доброй ночи, Лена, - так же тихо говорю я. 
Она достает с колен пистолет с глушителем, направляет мне его в лицо и сразу же стреляет. Я умираю на месте, крови очень мало. 

Лена включает свет, достает мобильный телефон. 
-Ребята. заберите клиента. Я покурю пока.

Лена одевает шубу, выходит на пожарную лестницу, затягивается “Парламентом”. Все очень хорошо. Город красивый. Сигарета вкусная. Ветер сразу же сносит густой белый дым. Бедный парень. 

Когда Лена вернулась, меня уже не было. Всю кровь вытерла специальная команда, тело тщательно изолировано. Меня увезла серая машина с красными крестами, а потом сожгли в специальной печи. Тут гигиена очень важна. Ключевой вопрос.



Левочский Дмитрий

#22732 в Проза
#14187 в Современная проза

В тексте есть: психология

Отредактировано: 21.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться