Т.Е.Р.Е.М.О.К.

Т.Е.Р.Е.М.О.К.

В дверь раздался звонок. 

"Кого это нелёгкая принесла в субботу вечером?" - подумала уже немолодая хозяйка квартиры и, тяжело шаркая, пошла в прихожую.

- Кто там? - крикнула она через дверь. 
- Это я, ваша соседка сверху. Трышкина Лариса Васильевна.

Посмотрев в "глазок", женщина открыла дверь и оглядела пришедшую. Так вот кто шуршит по утрам этажом выше, что-то постоянно передвигая и не давая ей спать. Худая, низенькая блондинка, остроносая, точно мышь эдакая. Даже одежда вся серая - брюки и водолазка. А юркие, чёрные глазки-бусинки, не стесняясь, разглядывали в ответ и хозяйку квартиры, и заодно и её интерьер. 

Болотного цвета стены тесной прихожей, окрашенные почти под потолок, создавали ощущения аквариума и отсвечивали зелёным на лицо пожилой женщины. Над воротом длинного махрового халата непонятного цвета мелко подрагивали обгрюзгшие щёки, а между тонких губ мелькал язык. 

- Ква...квартира какая? - всё же спросила она, чуть заикаясь. 
- Та, что прямо над вашей. Вы ведь Евсеева Эля Гурьевна будете? 
- Ну, да… 
- Будем знакомы. Я собираю подписи на домофон в наш подъезд. Вот, почитайте, здесь всё серьёзно. 

Хозяйке квартиры вручили цветную распечатку, а тощая посетительница принялась быстро делать какие - то пометки в тетради, неизвестно откуда оказавшейся у неё в руках. 

- Вы знаете, дорогая Эля, в нашем подъезде скоро многое изменится. Так вот, нам срочно нужен домофон, по городу всякие маньяки шастают, на первом этаже - запах мочи, шприцы под лестницей. Всё так же, да? Да, вы и сами прекрасно понимаете, вы же умная женщина. Всему этому положим конец и ремонт закажем. Можно будет и у вас заодно сделать, по соседкой цене. У вас же пенсия хорошая, мне почтальонша сказала. И детей нет. Тяжело же совсем одной, да? Да, я так вас понимаю, я всё-всё понимаю...

Пришедшая кивала головой, голос то взлетал, то замедлялся. Эля Гурьевна лишь поняла, что они уже стоят у неё в коридоре, а соседка сверху держит её за руки, проникновенно заглядывая в глаза. 

- Не волнуйтесь, Эля, я теперь позабочусь о вас. Вот здесь надо расписаться… Спасибо, моя хорошая.

Тетрадь и документ перекочевали куда-то за спину пришедшей, а в её руках появился какой-то пакет. 

- Мы точно с вами подружимся, Эля, нам сам бог велел. Велел же? Одинокие женщины должны поддерживать друг друга. Вот, я тебе в честь знакомства и подарок принесла, смотри какие тапочки. У тебя какой размер ноги? О, отлично, в самый раз. А паспорт далеко у тебя, мне только прописку проверить. Вот, молодец. Совсем не дорого же домофон стоит, да? Да, ты согласна со мной, всё предельно логично. Первый взнос сегодня нужен. Сколько у тебя есть дома, дорогая. Вот, Эля, какая ты молодец. А теперь иди спать, у тебя же глаза закрываются. Это твоя комната. Ложись. Скажи мне, твой сосед напротив дома или с женой и детьми в отпуск уехал? Они вообще хорошо к тебе относятся, не обижают? 

Как тепло и легко было Эле. Такая забота, она уже и забыла, как это. Конечно, она расскажет о соседе. Розов Кирилл Павлович - тихий домашний мужичок при громкой жене Татьяне. Квартира ему от матери досталась, и уже пару дней было непривычно тихо, никто не орал из-за стенки: "За что мне это?! Вы не цените мать!" А иногда и ночью, стены - то бумажные, и вот эта бесстыжая начинала гнусавить да повизгивать... А Эле Гурьевне приходится стучать им в стенку... А сейчас их пятеро детей на каникулах, да и посадочный огородный сезон уже начался, и так как Розовы отчасти жили на своём деревенском урожае, то мать с детьми уже должна быть в деревне у бабки. Эля Гурьевна и сама покупала у соседей мешок картошки на зиму, морковь, лук… А у Кирилла - косоглазие, поэтому он боится менять работу, просиживая штаны бухгалтером в какой-то конторе. А ну, как выгонят, а так всё же пусть какой, но стабильный заработок... 

Лариса благодарила за информацию, поглаживая пергаментную кожу рук старушки. Какая хорошая соседка. Так-то Эля помнила о всяких маньяках, и что кому попало открывать нельзя. Но Лариса хорошая. Говорит, надо спать до завтра. Она сама дверь закроет. Да, чего-то, и правда, голова тяжёлая, надо послушаться и лечь. Ещё заходи, дорогая Лариса. Всё же, как хорошо, свободно… 

Это было просто. 
Несколько минут спустя Лариса звонила в квартиру напротив. 

- Кто там? - раздался тонкий, мало похожий на мужской голос. 
- Это я, ваша соседка сверху. Трышкина Лариса Васильевна. Я по просьбе Вашей жены, Татьяны. 

Показавшийся в дверном проёме сосед в очках и домашнем тренировочном костюме мог бы считаться симпатичным. "Вполне интеллигентное лицо, - отметила про себя Лариса, - только передние зубы слишком выступают." Сосед вежливо поздоровался, и Лариса добавила голосу тепла:

- Кирилл Павлович, какое приятное знакомство. Я собираю подписи на домофон в наш подъезд. Ваша соседка напротив Эля Гурьевна уже подписала своё согласие, вот смотрите… А Татьяна сказала, что этот вопрос надо решать с вами, вы же мужчина в доме. 

Дальше всё пошло, как по маслу. Неожиданно раскрасневшийся от такого внимания к собственной персоне сосед легко пригласил новую знакомую в квартиру, подмахнул документы. При этом у него даже плечи вроде как шире стали. Его Танюша-танк сказала, что он "мужчина в доме". От осознания, что он сам принимает такое решение, распоряжаясь семейным бюджетом, Розов рос в собственных глазах. Ну, а что? Домофон - это безопасность, а у него дети: "четыре сыночка и лапочка дочка". Мужик в доме он, что бы там кто не думал! 

Он и не понял, в какой момент Лариса, которая "от Татьяны", взяла его за руки и стала доверительно вытаскивать из него все наболевшее: строгую, скупую на эмоции мать, дразнилки "косым" со школы, его неуверенность в себе… 

Вот паспорт, да фотографируйте на здоровье, вот деньги, это на машину копиться. Но домофон - тоже важно. Как приятно, подарок! Тапочки от простатита... Неужели и это она знает? О, да, да, да! Он - важный человек, он мужчина, он всё делает правильно! 



Ляля Фа

Отредактировано: 25.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться